• Инфляция вросла за счет подорожания продуктов питания
  • Рост цен на яйца объясняется эффектом низкой базы
  • В ближайшее время цены преподнесут негативный сюрприз
  • Банкам надо лучше отбирать заемщиков в этих условиях
pxhere
pxhere

Инфляция за год составила 4,3%, сообщает Росстат. При этом оценка помесячного роста цен осталась прежней – 0,8%, а годовой показатель был пересмотрен в сторону повышения – с 4,2% до 4,3%, пишут аналитики Sberbank CIB в своем отчете в пятницу. По их мнению, разница объясняется эффектом округления.

Сильнее всего в 2018 году подорожали продукты питания – на 4,7% против 1,1% годом ранее. «Основной причиной ускорения продовольственной инфляции стало ослабление рубля (его номинальный эффективный курс снизился на 7%), повышение цен на сельхозпродукцию на мировых рынках (за год пшеница подорожала почти на 25%) и снижение урожайности (за 11М18 выпуск в сельском хозяйстве сократился на 0,8% по сравнению с 11М17, тогда как по итогам 2017 года был зафиксирован рост на 3,1%)», говорится в обзоре.

Сильнее всего в декабре подорожали огурцы – 37,2%, помидоры – 22,5%, капуста – 20%. А вот красная икра подешевела на 1,7%. Яйца за год подорожали почти на 26%.

Рост цен на яйца объясняется эффектом низкой базы, говорит директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов. В 2017 году цены на яйца упали до рекордно низких уровней последних лет: 66-65 рублей за десяток в 2015-2016 гг, 55 рублей – в 2017 году. За 52 недели 2018 года цена составила 69 рублей за десяток. Падение цен в 2017 году, по словам Сизова, вероятно, было связано с перепроизводством: прирост выпуска тогда составил 2-3%, в 2018 году – уже 0%. «Замедление пошло со второй половины года, отрасль с лагом начала реагировать на низкие цены ранее», считает он.

Главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова считает, что в ближайшее время стоит ожидать негативного сюрприза в динамике цен. «Мы в 2017 году очень расслабились, потому что инфляция быстро замедлилась до 2,5%, и было ощущение, что это связано с успехами монетарной политики ЦБ. Но мы видим, что после этого замедления цены очень быстро ускорились. И это означает, что замедление темпов инфляции 2017 года не столько ознаменовало изменение макроэкономической реальности или политики, а просто было отражением временных факторов. В частности, высокого урожая в сельском хозяйстве. Эти факторы себя исчерпали, и сейчас мы возвращаемся к более естественному состоянию, когда инфляционное давление возвращается».

В этой ситуации, по мнению Орловой, банкам нужно очень жестко подходить к выбору заемщиков, поскольку маржа по выдаваемым длинным кредитам может оказаться меньше, чем сейчас она прогнозируется из-за процентного риска. «Единственное, что банки могут сделать в такой ситуации —  пытаться контролировать кредитные риски», — говорит она. По ее мнению, риски в розничном кредитовании выглядят более контролируемыми, чем в корпоративном, где платежеспособность компаний — главная проблема банков. Тем более, что в розничном кредитовании есть еще потенциал для роста, считает Орлова.

11.01.2019