• Из-за снижения темпов роста экономики объем средств под управлением private банков падает
  • Основной прирост ожидается в Азиатско-Тихоокеанском регионе
  • Капитал становится более мобильным, а клиенты хотят гибкую структуру комиссий
фото: pxhere

В рамках подготовки исследования по рынку частного банкинга в России и вручения премии Frank Private Banking Award 2019 мы изучили состояние сегмента private в зарубежных банках и выявили основные тренды.

Богатых больше, денег меньше. Мы видим, что неблагоприятная экономическая ситуация негативно отражается на бизнесе управляющих капиталом. По итогам 2018 года объем активов под управлением снизился на 4%, а приток новых денег сократился в 2,3 раза. Это сказалось на прибыли и рентабельности банков, занимающихся обслуживанием состоятельных клиентов.

Несмотря на замедление экономики, мировое благосостояние увеличивается. В 2019 году, по оценке Credit Suisse, оно выросло на 13,7% и превысило $360 трлн. Интересная цифра — представители сегмента HNWI (обладатели капитала на сумму выше $1 млн) контролируют почти 44% мирового состояния, или $158,3 трлн. К HNWI относится 0,9% населения, объем капитала у его представителей вырос в 2019 году на 11,5%.

Самый большой объем активов состоятельных клиентов (с капиталом выше $1 млн) находится под управлением банка Morgan Stanley — $2,3 трлн по итогам 2018 года, на втором месте — швейцарский UBS (2,26 трлн швейцарских франков), на третьем — Bank of America ($2,016 трлн).

Несмотря на то что западноевропейские банки лидируют по сумме активов под управлением, мы ожидаем, что наибольший прирост в ближайшие годы покажет Азиатско-Тихоокеанский регион в основном за счет Китая, Японии и Гонконга.

В Швейцарии количество private банков за последние 8 лет сократилось на 62%, в первую очередь из-за уменьшения числа малых банков. Рентабельность банков Западной Европы снизилась в 2018 году, в то время как в азиатском регионе она осталась неизменной, а в Северной Америке выросла на 4 п.п.

Финтех не помогает. Расходы европейских private банков растут на 2-3% в год, показывают расчеты McKinsey. Самая высокая инфляция затрат — в сегменте front office (включая продажи и маркетинг) — в среднем на 4% в год, и back office — на 3%.

Несмотря на внедрение автоматизации и цифровых технологий, банки пока не ощущают на себе эффекта от снижения издержек за счет масштабирования.

Расходы на персонал остаются самыми существенными для private банков и составляют до 70% от общих операционных расходов (средний показатель — 57%).

Тренды в глобальном private banking:

  • Трансграничность банкинга. Капитал становится все более мобильным. Многие страны предлагают состоятельным клиентам благоприятный налоговый режим, программы гражданства. Это усиливает конкуренцию между управляющими капиталом: банки вынуждены развивать международное направление бизнеса.
  • Комплексный подход к управлению финансами. Клиентам private banking нужны не только инвестиционные стратегии, но и услуги по финансовому планированию, связанному с переходом на новые этапы жизни. Так, эксперты CFA Institute отмечают спрос на рекомендации по оптимизации налогообложения, накоплению на определенные цели и коллекционированию.
  • Персональная связь с менеджером. В условиях изменения экономической среды и усиления давления на управляющих капиталом со стороны регуляторов критически важным является поддерживать высокое качество персонального контакта клиента с менеджером. У компаний, которые преуспели в этом показателе, объем активов под управлением почти в два раза выше, а рекомендаций больше на 25,9%.
  • Цифровизация. Диджитал-каналы развиваются быстрее прогнозов. Аналитики EY ожидают, что со временем голосовые ассистенты смогут взять на себя часть функций персонального менеджера. Однако, управляющие капиталом будут искать баланс между автоматизацией и личным контактом, который необходим четверти клиентам private banking (как показывают опросы).
  • Гибкая структура комиссий. Согласно опросу EY, 55% клиентов сегмента HNWI предпочли бы структуру комиссий, отличную от текущей, и некоторые управляющие уже меняют свои подходы, предлагая альтернативные модели ценообразования (почасовая оплата, подписка на сервисы и т.д.). Внедрение новых моделей требует от управляющих оценки с точки зрения бизнес-эффективности (наличие технических возможностей и вероятность увеличения операционных расходов).

Что в России. В России соотношение комиссионных доходов private банков в 1,5 раза превышает OPEX (операционные расходы), то есть фактически банки живут за счет комиссий. Это данные 7 банков нашей выборки, подготовленные в рамках исследования Frank RG «Private banking в России 2019» (будет представлено на церемонии вручения премий 29 января).

За рубежом комиссионные доходы составляют только 90% от OPEX. По расчетам Frank RG, в 2018 году доля комиссионного дохода в структуре операционного дохода десяти крупнейших зарубежных банков составила 45,2% и около 26% — от чистого процентного дохода.

То есть комиссионный доход — это основной источник прибыли российских банков. Если они будут внедрять новые комиссионные модели, как на Западе, это приведет к усилению ценовой конкуренции и падению их эффективности. Банкам нужно задуматься над другими каналами получения прибыли. 

Автор — старший аналитик Frank RG Ирина Довыденко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.