Николай Петелин, фото из личного архива

CEO банка Сфера Николай Петелин более 10 лет увлекается яхтингом – каждый год он организует недельный поход под парусом. Петелин рассказал Frank Media, почему стал шкипером и как экстремальные ситуации в море меняют отношение к жизни и к бизнесу.

Как все начиналось. Я открыл яхтинг для себя в 2009 году — тогда был первый корпоративный выезд команды Банка24.ру. До этого мы ходили на сплавы по рекам. Потом Борис Дьяконов (был главой Банка24.ру — Frank Media) увлекся яхтингом и даже получил лицензию, позволяющую обучать других ребят.  

Меня история сразу же зацепила — яхты у меня всегда aссоциировались с бондианой — красивый образ. Но все оказалось еще интереснее: никогда и ни у кого нет возможности увидеть мир так, как у человека, стоящего за штурвалом лодки. Впечатления ярче могут быть разве что только у пилота частного самолета.

Первый поход. Первый поход у нас проходил в Турции. В тот момент я понял, что Турцию в принципе до этого не видел — настолько другая картинка открывается с моря на, казалось бы, привычную нам всем страну. 

Фото из Facebook Николая Петелина

Всего было три лодки, кажется, по 7-10 человек на каждой. Я попал на ту, которой управлял наемный шкипер — он все делал по правилам. Но оказалось, что правила на море могут стать причиной конфликта внутри команды.

Когда мы стартовали из Гёчека (город в Турции — Frank Media), был полный штиль, все немного заскучали. Красиво, да, но не хватало экстрима, волн — пощекотать нервы. И мы решили пойти к Родосу. 

Никогда не думал до этого дня, что морская болезнь — это кошмар, не думал, что вообще буду ей страдать. А уж предположить, что 5 часов «болтанки» сделают из меня другого человека, вовсе не мог.

«Смотрение» на линию горизонта, как говорили на обучающем тренинге, уже не помогало, а сигаретный дым (наш шкипер, к несчастью, много курил) доводил меня до крайней стадии. Об адекватности восприятия речи не шло. Поэтому, когда наша лодка первой пристала к берегу, а следом подошла лодка, которой управлял Борис, наш профи-шкипер сказал, что если команда третьего борта не просит помощи, ждать мы их не будем, мы все согласились. И ушли в город. Очень хотелось твердой почвы под ногами. Как оказалось, ребята с последней яхты «болтались» в море еще пару часов. И уже на берегу мы устроили «разборки».

Фото из личного архива

Море и бизнес. В первом походе я понял, что принципы, которые действуют на суше, не всегда работают в море. Тимбилдинг, ценность команды — оказывается, все становится неважно, когда речь идет о физическом самочувствии.

Тогда я понял — есть вещи важнее и сильнее проповедуемых принципов. Важнее всего выживание: если речь о том, чтобы пожертвовать частью команды ради выживания большинства, это надо делать не раздумывая. Нужна помощь — сообщи, молчишь — твой выбор. Жестко? Да, но это работает: неоднократно в разных жизненных ситуациях я убеждался, что прав.

По жизни я никогда не был «пассажиром» — если мне что-то нравится, я хочу этим управлять. Уже в том самом первом походе я понял, что буду получать права. Борис имел право обучать желающих, и я решил этим воспользоваться.

Фото из личного архива

Весной 2011 года я получил международные права на управление яхтой – их выдает организация, которая называется International Yacht Training Worldwide (IYT). Они бывают с разными ограничениями, в зависимости от квалификации шкипера. Например, кому-то разрешено ходить только в составе флотилии, другому – самостоятельно, но только в дневное время. 

Как проходят яхтинги сейчас. Сейчас каждый год в мае (к своему дню рождения) я собираю небольшую регату. Есть постоянный костяк, иногда появляются новые лица, которых приводят ребята из устоявшейся команды.

И именно сейчас я начал испытывать настоящее удовольствие — я больше не часть команды, я создал свою. Это совершенно другой experience.

Фото из личного архива

Чему меня научил яхтинг. Нахождение в замкнутом пространстве на протяжении даже нескольких дней, возможность попасть в экстремальную ситуацию — все это раскрывает людей совершенно по-новому. И это толкает тебя к тому, чтобы подбирать команду близких по духу людей — легких и интересных, с которыми можно просто молчать, живых и одновременно умеющих делать руками что-то полезное (у каждого человека в регате есть обязанности — пусть даже драить палубу, нет неважных дел).

Фото из личного архива

Но при всей внутренней сопряженности с людьми ты должен уметь быстро объяснить, что ты здесь главный — потому что море не прощает демократии. Я иногда могу накричать и потребовать исполнения команды. И никто не должен спорить. Время спорить — на берегу, когда мы можем обсудить, был ты прав или нет. Но обсуждать и менять свои решения в экстремальной ситуации шкипер не может.

Также есть незыблемое правило — я всегда выбираю из команды человека, который может меня заменить в случае ЧП. Точно так же и в рабочих ситуациях. Нельзя замыкать все на себе, с тобой может произойти что угодно — show must go on, с тобой или без тебя. Это тоже про то, что выживание команды важнее, чем отдельных ее частей, даже если речь о шкипере.

Яхтинг — это экстрим. Яхта — это не машина, управлять ею тяжелее в разы,  надо учитывать и течение, и ветер — десятки факторов. Открытое море тоже полно сюрпризов. Были очень запоминающиеся случаи.

Фото из Facebook Николая Петелина

Например, одна из таких историй произошла в Таиланде. Мы шли в составе флотилии, берег был далеко, я расслабился и перестал следить за глубиной. Возмездие за невнимательность в виде мели ждать долго не пришлось. Все остальные ребята уже далеко ушли, возвращаться никто не будет. Прошу по рации совета у ребят с ушедших лодок. Ребята рассказывают, что уже начался отлив и если я оперативно не решу проблему, то необходимая глубина будет только через месяц — и только тогда я смогу дойти до стоянки. Паники не было, но было понимание, что действовать надо быстро. Собрались, поштурмили, нашли выход. Но выводы я для себя сделал.

Сколько это стоит. Когда я организую поход, сначала мы выбираем страну, потом пишем в чартерную компанию, и нам присылают варианты: какие есть лодки, их описание и цену. 

Фото из Facebook Николая Петелина

Я стараюсь выбирать лодку поновее — по вполне понятным причинам. Я уже был в ситуации, когда на лодке заглох мотор. Хорошо, что это случилось на входе в марину (стоянка для яхт — Frank Media), пришлось вызвать буксир. Если бы это произошло в открытом море, последствия были бы гораздо серьезнее.

Обычно лодку берут с субботы по субботу. Зафрахтовать лодку на неделю – это примерно 2,5-3,5 тысячи евро, 50% надо заплатить сразу. Вторая статья расходов – это перелет в страну, с которой начинается поход, но каждый сам покупает билеты, соответственно, и расходы тут индивидуальны.

Ближе к маю мы собираем вторую часть денег — оставшиеся 50% на лодку и скидываемся примерно по 500 евро, создавая «общий банк». Из него платим за стоянки в марине (ночь в марине может стоить в интервале от 30 до 150 евро), походы в рестораны и закупку продуктов на лодку.

Что мне это дает. Мне это дает прежде всего возможность увидеть мир под другим углом.

Расскажу одну историю. Огромное количество людей были в Венеции, и многие не хотят туда ехать, потому что считают это примитивным. Однако увидеть Венецию с воды можно по-разному: когда ты управляешь лодкой и заходишь в город «с большой воды» — это абсолютно сумасшедшие ощущения. Ты попадаешь в дикий траффик, лавируешь между сотнями других лодок и гондол.

Еще забавный факт — можно достаточно близко подойти к океанским лайнерам — то есть ты его никогда так не увидишь, как с лодки — ни находясь на нем, ни в порту. Более опытные товарищи рассказали, что небольшие судна капитаны лайнеров грубовато называют «хрустиками» —  зато сразу понятно, что хулиганить не стоит.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.