Олег Ряженов-Симс, фото: пресс-служба проекта «Совесть»

Qiwi договорилась о продаже «Совести» Совкомбанку, сумма сделки составит от 6 до 6,5 млрд рублей, сообщили стороны в совместном пресс-релизе. «Совесть» стала первой картой рассрочки на российском рынке. Проект стартовал в ноябре 2016 года и пока не вышел на прибыль.

О сделке с Совкомбанком в условиях карантинов, дальнейшем развитии проекта и своих планах покинуть Qiwi глава «Совести» Олег Ряженов-Симс рассказал в интервью Frank Media.

О переговорах с Совкомбанком

—  Когда было принято решение о продаже «Совести»?  

— Ситуация развивалась следующим образом: мы добились по проекту «Совесть» положительной юнит-экономики, это произошло в конце 2018 года. Следующий шаг в развитии проекта – его масштабирование. Для этого нам были нужны новые партнерства и продукты. Мы рассматривали различные варианты сотрудничества, которые бы позволили нам расти быстрее. А затем к нам обратился Совкомбанк и предложил объединить два продукта.

—  То есть Совкомбанк первым к вам пришел?

— Верно. Это было в конце 2019 года, а в начале этого года мы начали вести переговоры и поняли, что от сделки выиграют все: и группа Qiwi, и Совкомбанк, и клиенты, и торговые партнеры. «Совесть», синергично влившись в «Халву», получит нужный масштаб и более высокую экономическую эффективность. И это круто для клиентов — они получат больше возможностей для покупок в рассрочку, новые банковские продукты, чего у нас не хватало. Поэтому говорить, что мы активно ходили и продавали «Совесть», нельзя, изначально мы искали партнера.

— С банком обсуждали партнерство или сразу продажу?

— Совкомбанк знал, что мы рассматриваем различные партнерства, но пришел с предложением купить «Совесть».

— Кто проводил Due Diligence? Стороны привлекали внешних консультантов?

— Аудит проводил Совкомбанк и привлекал финансовых и юридических консультантов для этого.

— Торговались по цене?

— Торг, естественно, был, но в итоге нам удалось договориться о релевантной для всех сторон сумме.

О влиянии кризиса

— Изоляция и начавшийся кризис как-то повлияли на ход сделки, на сумму?

— Не могу сказать, что это оказало значительное влияние. У нас, конечно, были опасения, что люди перестанут платить. Мы начали переговоры в начале года, когда эпидемии в России еще не было, а затем, в марте и апреле, люди стали в два раза меньше тратить денег на покупки. Естественно, мы беспокоились, что это может продлиться долго. Но уже в мае увидели, что покупатели возвращаются. Фактически, торг был не за саму сделку, а за то, чтобы не потерять клиентов, их активность. Нам удалось договориться о дополнительных возможностях для клиентов, чтобы они продолжили делать покупки в рассрочку.

— Просрочка выросла за этот период?

— Влияние кризиса на платежную дисциплину мы почувствовали всего на протяжении одного месяца – апреля. Уровень просрочки подрос менее чем на 10%, но сейчас ситуация выправляется, мы видим, что люди лучше платят. Вероятно, постепенно адаптируются к условиям и стараются ответственно планировать свои бюджеты и траты.

— Проект должен был скоро выйти на прибыль. В этом году этого не произойдет?

— Мы планировали осенью выйти на безубыточность, но суммарный финансовый результат по всему году мы всё равно ожидали отрицательный. Случившийся кризис, конечно, привел бы к дополнительным расходам, но это просто увеличило бы на некоторое время срок выхода на break even (точка безубыточности — Frank Media).

О причинах продажи

— В релизе о сделке сказано, что дальнейшее развитие проекта потребовало бы дополнительные инвестиции. В какую сумму их оценивали?

— Объем необходимых инвестиций в долгосрочной перспективе мы не обсуждали. По плану мы должны были сначала выйти на прибыльность и после этого решать задачу по масштабированию проекта. Но из-за предложения Совкомбанка мы не дошли до дискуссий об этом.

— Понятно. Подвернулась удачная возможность продать «Совесть» и вы ею воспользовались.

— На самом деле план, который составлялся с учетом break even на конец этого года, не предполагал бОльших инвестиций. А в следующем году мы бы решили – реинвестировать выручку или добавлять финансов для привлечения большего числа клиентов. В рамках группы мы до обсуждения таких планов не дошли, потому что, повторюсь, поступило предложение, которое всех устроило.

— Помните, мы с вами говорили о том, что классическая карта рассрочки в России плохо  приживается – слишком большая конкуренция с кредитными картами и высокие операционные расходы. Надо начинять такие карты дополнительными опциями, чтобы продукт был маржинальным. В рамках Qiwi это было сложно делать?

— Группа всегда рассматривала своей задачей создание финансовых инструментов, но никак не построение полноценного банка. Это не наш путь развития. У клиентов «Совести» будет больше возможностей, когда они перейдут в банк, который предоставит в дополнение к тем сервисам, что разработали мы, банковские продукты – и это правильно. Если у человека есть заемные средства и он ответственный заемщик, то, конечно, ему нужно предлагать другие банковские инструменты. Это позволяет удерживать клиента, расширять спектр его возможностей и больше зарабатывать на нем.

О планах на будущее

— «Совесть» сохранит свой бренд или полностью вольется в «Халву»?

— У меня нет ответа на этот вопрос. Но я знаю, что ближайшие несколько месяцев «Совесть» продолжит существовать как отдельный продукт, полностью реализующий клиентскую поддержку и обеспечивающий бесшовный переход. Дальнейшие решения будет принимать новый собственник.

— На базе «Совести» вы создавали маркетплейс для оформления потребительских кредитов в разных банках. Он останется в Qiwi?

—  Маркетплейс – это набор финансовых продуктов. Мы реализовывали его частью команды «Совести» и рассматривали как отдельно стоящий проект, который позволяет нам получать дополнительную выручку. Мы собирали продукты не только для клиентов «Совести», но и для клиентов Qiwi. Скорее всего, набор продуктов с учетом того, что клиенты «Совести» переходят в Совкомбанк, поменяется, но сама по себе экспертиза останется в группе.  

 Чем вы будете заниматься после сделки? Не перейдете в Совкомбанк?

— От Совкомбанка предложений не было. До завершения сделки есть определенный объем работ, который предстоит сделать, и я до конца сентября буду работать в Qiwi, потом планирую уходить и искать себя в новых проектах.

— В каких?

— У меня есть идеи, связанные с электронной коммерцией, финансовыми сервисами. Это интересное для меня направление.

Во времена финансовых кризисов банкирам важно оставаться в курсе текущих новостей. Подпишись  на наш телеграм – канал Frank RG (https://t.me/frank_rg) чтобы оперативно получать данные о ситуации в банках и экономике. Не пропусти, когда начнется!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.