• Майкл Калви и еще 4 фигуранта дела остаются под арестом
  • Baring Vostok обжалует решение суда
  • Заявитель Шерзод Юсупов рассказал о своей позиции
Майкл Калви, основатель Baring Vostok. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Мосгорсуд в четверг оставил под арестом основателя Baring Vostok Майкла Калви. Сторона защиты настаивала на том, что вменяемое Калви преступление относится к предпринимательской деятельности, обвинение настаивало на аресте. Baring Vostok обжалует решение суда в вышестоящих инстанциях.

Цитата. «Я считаю, что преступление Калви совершено не в предпринимательской сфере, так как предпринимательство — это честное получение прибыли и не может быть связано с совершением преступлений. Поэтому считаю, что содержание Калви под стражей законно и единственно обоснованно», — заявил на суде представитель Шерзода Юсупова. Следователь также просил содержать Калви в СИЗО, чтобы исключить давление на следствие.

Детали. Ранее суд отклонил жалобы четырех других обвиняемых — партнера фонда Baring Vostok Вагана Абгаряна, директора по инвестициям фонда Ивана Зюзина, бывшего главы банка Восточный Алексея Кордичева, бывшего гендиректора компании Первое коллекторское бюро (ПКБ) Максима Владимирова. Все они остаются под арестом. Жалобу директора финансового департамента Baring Vostok Филиппа Дельпаля суд рассмотрит 1 марта.

Позиция заявителя. Акционер Восточного Шерзод Юсупов дал интервью ТАСС, в котором рассказал о конфликте с Bating Vostok. Мы сравнили с тем, что известно к этому моменту.

Кредит ПКБ и акции IFTG. Первым владельцем акций IFTG класса C и D была компания Balakus, аффилированная с фондом, и есть основания считать, что расходы Balakus на выкуп этого пакета (за $4,4 млн) компенсировались из банка, сказал Юсупов. По его словам, в ходе внутреннего расследования выяснилось, что по фиктивному договору с компанией, аффилированной с ПКБ, из банка регулярно уходили средства. Предположительно эти деньги шли на выплату процентов по кредиту, предоставленному Восточным Первому коллекторскому бюро, то есть кредит обслуживался за счет средств банка.

Что известно про это. Кипрская компания Balakus — первоначальный инвестор, купивший акции инвестфонда IFTG классов C и D. За пакет Balakus заплатила $4,4 млн. Кредит в 2,6 млрд руб., о котором говорит Юсупов, Восточный выдал Первому коллекторскому бюро (Baring — инвестор ПКБ). По данным Frank Media, этот кредит ПКБ могло использовать на выкуп плохих долгов у Восточного. В 2017 году в счет долга, ПКБ передало Восточному пакет акций IFTG, который в банке впоследствии оценили в 600 тыс. руб. из-за ограничений в уставе IFTG.

Ограничения в уставе. Ограничения в уставе IFTG, которые, по словам Калви, были сняты после сделки, заменили на другие, сказал Юсупов. «По новой схеме прямо прописанное ограничение $3,5 тыс. выплат по акциям заменялось на возможность получения доходов от продажи миноритарных пакетов акций пяти компаний. Эти акции нигде не торгуются, сама IFTG их оценила в 600–700 млн рублей», — заявил он. В ходе очередного аудита банка их оценили в 200-300 млн руб. Но даже если эти пакеты стоят своих денег, это попытка скрыть преступление, говорит Юсупов.

Что известно про это. Старший партнер Wermuth Asset Management Марина Шестакова, ранее по просьбе Frank Media изучившая документы, говорила, что по акциям класса C и D были ограничены дивиденды и выплаты: владельцы могли получить сумму, равную их вложениям, и то после ликвидации фонда. При этом срок жизни фонда не был установлен, решение о ликвидации принимал менеджмент. Вложения в акции С составляли $4,4 млн, в акции D — 662 доллара. Позднее устав изменили, после чего акции этих классов получили право на выплаты от продажи ITI, Freedom tower, ITI AM, ITI Tech, Jemmott. А в случае ликвидации, сверх этого выплаты из общей корзины — из того, что останется после ITI Group, акций «Московской биржи» (из них выплаты получают владельцы акций класса B) и актива, относящегося к классу Е.

Опцион. Акционерный конфликт возник после того как фонд отказался выполнять условия по опциону (увеличить долю Юсупова и партнеров до 50%+1). Юсупов утверждает, что Baring изначально не планировал выполнять соглашение – фонд нанял главу департамента внутреннего аудита, которой пообещали бонусы за обнаружение компромата на акционеров Юниаструма.

Что известно про это. По акционерному соглашению Артем Аветисян имеет право на опцион на покупку еще 9,99% акций. Baring подала четыре иска в суд, в которых просила признать опционное соглашение недействительным или истекшим или не реализованным Finvision (компания Аветисяна, через которую он владеет 32% акций банка) надлежащим образом. Аветисян и Юсупов судятся с Baring Vostok в Международном коммерческом арбитраже (МКАС) в Москве. Они пытаются добиться исполнения опциона на акции банка Восточный, рассказал Калви в суде.

Юниаструм. Претензии фонда к сделкам Юниаструма, которые проводились незадолго до слияния, Юсупов считает необоснованными – все акции банк покупал по рыночной цене. «Факт заключения этих сделок мы с коллегами проговаривали за два месяца до подписания документов по слиянию», — говорит Юсупов.

Что известно про это. Фонд требует от акционеров Восточного
17,5 млрд рублей в Лондонском арбитраже. Калви на суде заявил, что перед слиянием банков Аветисян выводил из Юниаструма деньги через фиктивные сделки, которые фонд не мог проконтролировать, так как готовился к слиянию.

Резервы. Требование досоздать резервы в 2018 году, во многом связано с резервами по корпоративным кредитам и акциям Юниаструма, подтвердил Юсупов. Но качество портфеля ухудшилось уже после слияния с Восточным: перед слиянием Юниаструм прошел проверку ЦБ (получив предписание на 6 млрд руб.), Восточный сразу после слияния получил предписание на 10 млрд руб., а проверка в 2018 году потребовала досоздать новые резервы. Качество портфеля ухудшилось из-за плохого корпоративного управления — после слияния Baring сократили 1,1 тыс. специалистов Юниаструма, и корпоративным портфелем стали управлять люди, не имеющие экспертизы в корпоративном кредитовании, заявляет Юсупов.

Что известно про это. Восточный получил предписание на досоздание резервов на 16,7 млрд руб. в 2018 году. В основном они связаны с двумя крупными группами заемщиков, которые достались Восточному от Юниаструма.

Волгабас. Бизнес Вячеслава Зыкова пострадал от совокупности внешних и внутренних факторов. А проблемы у компании Volgabus, которую кредитовал Юниаструм, возникли из-за Baring Vostok, говорит Юсупов. Компания получила часть финансирования на строительство производства автобусов, а после объединения банков Baring Vostok приостановил финансирование. Компания так и не смогла запустить производство, при этом вынуждена была платить проценты, говорит Юсупов.

Что известно про это. Вот что писало про бизнес Volgabus РБК со ссылкой на документы проверки ЦБ. «Бумаги покупались у BOC Russia «по стоимости, значительно превышающей цену их покупки <…> у первоначального держателя». Расчеты были осуществлены одним днем — 15 июня 2016 года. Деньги были переведены на счет BOC Russia в Deutsche Bank, что, по мнению рабочей группы, «может указывать на признаки вывода активов Юниаструм Банка», говорится в отчете ЦБ.

Модульбанк. Допэмиссия Восточного сдвинулась из-за того, что Юсупов пытался продать акции Модульбанка, чтобы поучаствовать в эмиссии. Интересантов было 4. Но на завершающей стадии в Модульбанк пришло письмо от миноритарного акционера Восточного (его имя Юсупов не назвал), в котором «один в один звучали претензии фонда к сделкам Восточного с Модульбанком». Это письмо и звонки менеджеров фонда, предостерегавшие покупателей от сделки, отпугнули большинство интересантов. Менеджеры Baring также звонили команде инвестиционного банка, убеждая остановить работу над сделкой.

Что известно про это. В конце января Коммерсант писал, что свою долю в Модульбанке для участия в эмиссии Восточного пытался продать Артем Аветисян. В ноябре 2018 он уже пытался продать Модульбанк, чтобы поучаствовать в допэмиссии, но тогда оценил банк слишком высоко — в 5 капиталов, не нашел покупателей и допэмиссию Восточного отложили.

Что говорит Калви. Майкл Калви в суде сказал, что Юсупов оговорил его из-за корпоративного конфликта — Baring Vostok требует с него и с Аветисяна в Лондоне 17,5 млрд рублей, что сопоставимо с объем резервов, которые банк должен досоздать, пишет The Bell. Кроме этого разбирательства есть еще два процесса. Один в Международном коммерческом арбитраже в Москве, где Юсупов и Аветисян пытаются добиться исполнения опциона. Второй — на Кипре, где Baring Vostok судится из-за увольнения с поста председателя правления Восточного Дмитрия Левина. По словам Калви, на смену председателя правления в одностороннем порядке действовал запрет суда Кипра.