• Бывший сотрудник Danske Bank рассказал, как обнаружил подозрительных клиентов, отмывавших деньги из России и бывших советских стран
  • Они проводили подозрительные операции на $20 млн в день, но в банке на это не обращали внимания
  • Некоторые компании были связаны с российскими банками, в частности, Промсбербанком, в правление которого входил Игорь Путин
Информатор Ховард Вилкинсон докладывает датскому парламенту на слушаниях по делу об отмывании денег в Danske Bank, ноябрь 2018г. Фото: EPA/LISELOTTE SABROE DENMARK

Телеканал CBS взял интервью у информатора в деле об отмывании денег через эстонский филиал Danske Bank Ховарда Вилкинсона. Он до 2014 года возглавлял трейдинг Danske Bank в Балтийском регионе. Но после того, как его имя было раскрыто в прессе, уехал жить в британскую провинцию.

Отмывание на четверть триллиона. «Сама природа людей, которые хотят отмывать деньги, не предрасполагает к тому, чтобы пойти с ними в паб и выпить пинту», — ответил Вилкинсон на вопрос журналиста, не страшно ли ему.

В интервью журналисту Стиву Крофту он рассказал, что через филиал Danske в Таллине за 6-7 лет были проведены подозрительные операции на сумму $230 млрд. Превращение рублей с сомнительным происхождением в чистые неотслеживаемые доллары было крупнейшим бизнесом эстонского филиала, считает бывший банковский сотрудник.

В портфеле сделок были деньги из России, а также бывших советских республик.

Вилкинсон рассказывает, что в его обязанности входило заключать сделки, но не выяснять их происхождение — этим занимался специальный комитет, который проверял всех международных клиентов, прежде чем открыть им счета.

Случайное открытие. Вилкинсон сделал свои открытия случайно, когда его коллега попросил помочь с оформлением документов на британскую компанию Lantana Trade LLP.

Заплатив один фунт, Вилкинсон получил финансовую отчетность компании через правительственный сайт Companies House и обнаружил, что Lantana не совершила ни одной транзакции, то есть представляла собой спящую компанию.

Это никак не билось с тем, что Lantana несколько дней проводила через банк до $20 млн в день. Кроме того, Lantana только казалась британской компанией. По ее адресу было зарегистрировано еще минимум 64 подставных компаний со счетами в эстонском филиале Danske Bank, все они были связаны с офшорами на Сейшельских и Маршалловых островах.

Вилкинсон изучил отчетности еще трех клиентов и снова обнаружил, что они фальшивые. Всего он проверил 16 компаний-клиентов эстонского филиала, и все они оказались такими же подозрительными.

«Банк не полиция». Вилкинсон сообщил о своей находке руководителям банка, но никакой реакции не последовало. «Банк не полиция и не обязан сообщать властям о фальшивых клиентских счетах», — ответили ему и перестали здороваться. Тогда он уволился и уехал в Великобританию.

Спустя 13 месяцев банк прекратил обслуживать Lantana. Дело стали раскручивать под давлением скандинавской и европейской прессы.

«Каким бы мне это не казалось огромным, но в 2013-2014 годах я только поскреб по поверхности того, что на самом деле происходило в банке», — говорит бывший сотрудник.

При чем здесь Путин? Люди, управляющие Lantana, были связаны с несколькими российскими банками, которые обанкротились, говорит Вилкинсон. Он узнал, что среди них был двоюродный брат президента России Игорь Путин.

Ранее об участии Игоря Путина в сделках по отмыванию через датский банк писала датская газета Berlingske. Одним из банков, участвовавших в этой схеме, оказался Промсбербанк, в правление которого входил Игорь Путин. ЦБ отозвал у банка лицензию в 2015 году и обвинил банк в отмывании более $10 млрд через «зеркальные сделки» (покупка акций компаний на российском рынке за рубли и их продажа за валюту за рубежом).

Чьи деньги? Как минимум 18 сотрудникам Danske Bank предъявлены обвинения по этому делу, включая CEO и финансового директора. Адвокат Вилкинсона Стефан Кон говорит, что Danske Bank не единственный, кто получил выгоду от этой схемы. Большая часть из $230 млрд прошла через крупные банки в Нью-Йорке.

J.P. Morgan был первым, кто заподозрил эстонское отделение Danske Bank и разорвал с ним отношения в 2013 году.

На вопрос журналиста, можно ли узнать, чьи деньги тогда отмывались, Вилкинсон ответил, что это сложно, и ответственность полностью лежит на Danske Bank. Он сравнил расследование с прогулкой в снегопад, когда снег продолжает падать и заметает следы.

«Считается, — говорит Вилкинсон, — что треть российской экономики — теневая, наводненная кэшем от взяток, коррупции и неуплаченных налогов олигархов, мафиози и плутократов. Невозможно сказать, где в офшорных компаниях, налоговых гаванях и дорогих особняках Нью-Йорка и Лондона спрятаны эти деньги».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.