У бизнеса и инвесторов растет интерес к ESG-повестке

Слева направо: генеральный директор Frank RG Юрий Грибанов, директор аналитического департамента «Фридом Финанс» Вадим Меркулов, руководитель отдела корпоративного финансирования Райффайзенбанка Евгений Обыдов, заместитель председателя правления Россельхозбанка Анна Кузнецова, старший управляющий активами УК «Атон-менеджмент» Исуф Ацканов, директор департамента инвестиционных решений Росбанка Дмитрий Енуков, директор департамента по работе с эмитентами Московской биржи Наталья Логинова

Участники митапа Frank RG «Рынок ESG инвестирования в России: настоящее и будущее» обсудили во вторник 19 октября перспективы устойчивого развития и социально-ответственного инвестирования для российских компаний.

Детали. Главная мотивация для российского бизнеса внедрять принципы ESG — это репутация компании, рассказал на митапе старший проектный лидер Frank RG Станислав Зайцев со ссылкой на результаты опроса российских компаний, проведенного Frank RG. «Просто за счет того, что компания становится ESG, она становится более заметной во всех сферах», — пояснил он. Большое значение также имеет экологическое и социальное давление. А вот вовлеченность сотрудников оказалась для российских инвесторов наименее значимым драйвером изменений.

По словам Зайцева, из всех трех критериев ESG — экологического, социального и корпоративного управления — именно последнему инвесторы уделяют особое внимание при оценке инвестиционных возможностей компании. «Та компания, которая сейчас хорошо управляется, в дальнейшем, по мнению инвесторов, принесет больший доход», — говорит он. Экологическому фактору уделяют большее внимание частные инвесторы, а социальному — институциональные.

Чтобы выяснить отношение банков к ESG, Frank RG в рамках исследования рынка private banking провела опрос: из 13 банков восемь заявили, что используют в работе ESG-критерии. В 2020 году доля инвестиционных ESG-продуктов в линейке private banking составила 13,1%, говорит Зайцев. Проникновение ESG-продуктов в клиентскую базу private banking, по данным Frank RG, в среднем составило 9%, в продуктовую линейку — 13,1%, в инвестиционный капитал — 5,7%. «Банки вводят новые ESG-продукты, рейтингуют действующие продукты, однако это пока еще не передовые продукты в линейке», — заключает он.

Старший проектный лидер Frank RG Станислав Зайцев

На российском рынке интерес инвесторов к ESG-инструментам растет, рассказала зампред правления Россельхозбанка Анна Кузнецова. Она привела в пример данные Мосбиржи, согласно которым объем зеленых или социальных облигаций вырос с 24 млрд рублей по итогам 2020 года до 150 млрд рублей на 19 октября 2021 года. 

ESG-повестка для банков. Финансовым организациям нужно придерживаться принципов ESG, признали участники дискуссии. Рейтинговые компании уже давно включают фактор корпоративного управления в оценку банков, напомнил руководитель отдела корпоративного финансирования Райффайзенбанка Евгений Обыдов. По его мнению, для банка важна широкая линейка ESG-продуктов, интеграция ESG в оценку своих заемщиков и наблюдение за собственными экологическими рисками.

Банкам следует обращать внимание на все три критерия, подтверждает Кузнецова из Россельхозбанка. Так, банки могут заботиться об экологии, снижая свой углеродный след и стимулируя своих клиентов. Социальный вопрос, по мнению Кузнецовой, в России стоит менее остро, чем в других странах, однако, зона развития есть и здесь.

Выгодны ли ESG-инвестиции. Зайцев в своем выступлении рассказал, что 86% инвесторов считают, что использование ESG-критериев может привести к более высокой доходности в долгосрочной перспективе. Банкиры и представители инвестиционных компаний в ходе дискуссии поделились своим мнением о доходности «зеленых» инвестиций.

Доходность ESG-индексов в этом году опережает остальные на 1,5-2%, сообщил директор департамента инвестиционных решений Росбанка Дмитрий Енуков. «Если посчитать на несколько лет вперед, то инвестор, покупающий ESG, обеспечивает себе доходность выше, чем на рынке», — сделал вывод он.

Кузнецова сообщила, что в прошлом году она вместе со студентами Высшей школы экономики анализировала доходности облигаций ESG- и не ESG-компаний. По их наблюдениям, на растущем цикле ESG-индексы растут быстрее, а на падающем — показывают меньшее снижение. «Разница не очень большая, но она есть», — говорит она.

С коллегами согласился Обыдов из Райффайзенбанка: по его мнению, доходность ESG-фондов — не ниже, чем обычных. Он привел в пример данные аналитиков S&P, согласно которым 60% ESG-фондов оказались более доходными, чем индекс S&P 500.

Обыдов также рассказал, что доходность ПИФа, ориентированного на инвестиции в ESG-компании, который запустил Райффайзенбанк, в этом году на 20-30% превысила среднюю доходность фондов в другие иностранные активы. «Мы в целом видим большой спрос: продажи этого фонда выросли в шесть раз после того, как он трансформировался в ESG», — заключил он.

Старший управляющий активами УК «Атон-менеджмент» Исуф Ацканов заявил, что компания пока не видит популярности ESG-инвестирования у частных инвесторов. «Частные инвесторы задают совершенно разные вопросы, но пока еще ни один не спросил, какие ESG-фонды есть и как можно инвестировать в ESG-компании», — сказал эксперт.

Заместитель председателя правления Россельхозбанка Анна Кузнецова

Что ждет ESG в будущем. Сейчас сложно представить, что через несколько лет табачные компании или продавцы оружия войдут в рейтинги ESG, пошутил директор аналитического департамента «Фридом Финанс» Вадим Меркулов. При этом он привел в пример интересный тренд: сейчас на американском рынке больше всего в возобновляемую энергетику инвестируют нефтяные компании. Они трансформируют бизнес в попытке сохранить энергетическое лидерство и сокращают объемы инвестиций в развитие новых месторождений. Перераспределение инвестиций в пользу возобновляемых источников энергии может привести мир к «зеленой» экономике, сделал вывод Меркулов. Но есть и риски, например, развившийся сейчас в западных странах энергетический кризис.

Обыдов предложил разделить компании на ESG и «зеленых». «Любая компания из любой отрасли может обладать зрелостью ESG-практик», – сказал он.

По словам Обыдова, именно на «зеленые» инвестиции сейчас действительно есть большой спрос. «Объем облигаций в обращении очень мал по сравнению с объемом фондов, которые таргетируют инвестиции в ESG-активы, поэтому мы увидим развитие этого сегмента», — рассказал он. В России также могут появиться переходные инструменты, привязанные к показателям устойчивого развития. «Наибольшее влияние на снижение выбросов могут показать отрасли, которые не могут быть «зелеными», но могут модернизировать свои технологии и снизить негативное воздействие на окружающую среду», — говорит Обыдов. По его мнению, финансирование таких отраслей как раз возможно именно переходными облигациями.

Подпишитесь на наш телеграм-канал @frank_media, чтобы оперативно получать данные о ситуации в банках и экономике. Не пропустите, когда начнется!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.