Требования могут вступить в силу в первой половине 2023 года

Работы в рамках адаптации банков к новым требованиям по регулированию экосистем могут занять около года, и таким образом вступление этих требований в силу может начаться в 1 половине 2023 года, говорится в отчете ЦБ об итогах публичного обсуждения доклада «Регулирование рисков участия банков в экосистемах и вложений в иммобилизованные активы».

В июне Банк России опубликовал консультационный доклад «Регулирование рисков участия банков в экосистемах и вложений в иммобилизованные активы», в котором регулятор описал риски развития экосистем и назвал три возможных варианта их регулирования.

ЦБ, в частности, предложил внедрить риск-чувствительный лимит (РЧЛ): если предельная доля вложений банка в непрофильный бизнес превысит 30% его совокупного капитала, то все активы сверх лимита будут вычитаться из регулятивного капитала. Таким образом при накоплении на балансе большого количества иммобилизованных активов банки будут вынуждены либо продавать их, либо покрывать за счет капитала.

В своем отчете ЦБ отметил, что количественные параметры РЧЛ, в том числе коэффициенты иммобилизации (КИ) для отдельных категорий иммобилизованных активов и условия переходного периода будут сформулированы в 1 полугодии 2022 года после завершения калибровочного обследования банков с универсальной лицензией.

«По предварительным оценкам, изменение нормативной базы и адаптация внутренних систем банков к новым требованиям могут в совокупности занять около года, что определяет начало действия лимита в первой половине 2023 года», — говорится в отчете.

В документе также указывается, что, если по организационным причинам внедрение риск-чувствительного лимита потребует больше времени, то его параметры могут быть скорректированы так, чтобы эффект соответствовал первоначальной цели по внедрению в 2023 году.

ЦБ добавил, что при подготовке июньского доклада предполагалось включать в состав иммобилизованных активов только «избыточные» основные средства (ОС), превышающие в объеме 10% капитала банка, считая остальные ОС операционными и использующимися в банковской деятельности. Впоследствии ЦБ включил все ОС в состав иммобилизованных активов, увеличив лимит по РЧЛ до 30% от капитала, при этом операционные ОС до 10% капитала включаются в расчет лимита в номинале.

«10-процентный порог для операционных ОС выглядит вполне уместным. Дополнительно в ходе калибровочного обследования мы изучим, можно ли более точно выделить ОС, относящиеся к филиальной сети, IT-инфраструктуре и офисной недвижимости банков, а также уточнить статус иммобилизации арендованных ОС, чтобы дополнительно откалибровать порог отсечения и КИ для операционных ОС. При этом мы допускаем, что отдельные категории ОС с низким риском арбитража могут быть полностью исключены из расчета лимита», — говорится в отчете.

ЦБ также считает, что арендованные активы могут быть исключены из иммобилизованных активов, поскольку аренда фактически является эффективным инструментом снижения иммобилизации. В то же время Банк России полагает, что вместо исключения проблемных активов из РЧЛ следует калибровать лимит и КИ таким образом, чтобы они не накладывали избыточных ограничений на этот компонент иммобилизованных активов.

Регулятор отметил, что такие сделки, как приобретение долей и акций коммерческих компаний не только в ходе строительства экосистем, но и для осуществления традиционных инвестиционно-банковских операций, финансирования сделок M&A, а также в рамках сделок корпоративного финансирования по определению сопряжены с более высокими рисками, даже если они являются частью кредитной сделки. По мнению ЦБ, долевые инструменты, проданные банком без фактической передачи рисков, связанных с этими инструментами, должны включаться в перечень иммобилизованных активов.

Подпишитесь на наш телеграм-канал @frank_media, чтобы оперативно получать данные о ситуации в банках и экономике. Не пропустите, когда начнется!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.