Frank Media разбирался, могут ли драгоценные камни быть защитным активом в кризис

Фото: Алроса

Инвестиции в физические активы становятся реальностью россиян. Весной чиновники и банки предложили частным инвесторам вложиться в золото. Для этого власти отменили 20-процентный НДС на слитки и даже разрешили покупать их за валюту. Затем настала очередь бриллиантов. В середине мая Минфин заявил, что прорабатывает идею отмены НДС на бриллианты для частных инвесторов. А глава ВТБ Андрей Костин предложил обнулить НДС не только для физлиц, но и для банков, которые хотят продавать бриллианты розничным клиентам.

В статусе «обсуждается» идея продержалась недолго — через неделю Минфин уточнил, что больше она не рассматривается. Однако из медиа-повестки бриллианты не пропали. Например, алмазодобывающая компания «Алроса» привезла на ПМЭФ программу Alrosa Diamond Exclusive (ADE). И банки стали чаще рассказывать состоятельным клиентам о возможностях бриллиантов. Frank Media разбирались в нюансах такой инвестидеи.

Как выбрать бриллиант?

В 1960-м году круглый бриллиант в 1 карат стоил $2700, в 2000 году — $15 100. К 2015 году его цена достигла $29 650, следует из данных Statista. Для мифического хозяина такого камня это была беспроигрышная инвестиция: за полвека его бриллиант подорожал более, чем в десять раз. В методологии подсчета аналитики ресурса уточняют: речь идет о камне отличной огранки, без флуоресценции и включений, т.е. с набором характеристик, близких к идеальным.

На практике самостоятельно найти идеальный по цене и качеству камень в продаже сложно. Уникальные свойства конкретного бриллианта: цвет, чистота, огранка – влияют на цену. Она к тому же нелинейно зависит от его массы. Например, разница в цене между камнем 0,99 карата и каратником может составить 20%, говорит геммолог Евгений Ким. Правило «оптом дешевле» на этом рынке не работает, но и не каждый крупный камень стоит дороже, чем та же масса мелких. «Оценка бриллианта зависит и от изменчивой моды. В середине 2010-х годов большим спросом пользовались бриллианты с примесями. Затем мода на них прошла, что в конечном итоге привело к снижению их цены», — добавляет портфельный управляющий УК «Первая» Александра Фалкова.

В отличие от других сырьевых товаров бриллианты невозможно стандартизировать. «Все слитки, торгующиеся на LME, одинаковые. С нефтью ситуация аналогичная, разве что есть несколько сортов», — говорит директор инвестиционного консультирования «Открытие Инвестиции» Кирилл Дегтярев. Из-за этого нефть и золото было легко продавать на бирже, или упаковать во фьючерс. «По своей природе торговля бриллиантами больше похожа на форвард, то есть условия сделки, качество товара всегда разные и зависят от того, как и что продают два контрагента друг другу», — рассуждает Дегтярев.

По этой причине на рынке нет согласия, какой бриллиант можно назвать инвестиционным. «Алроса» относит к ним бесцветные бриллианты массой от 3 карат высоких цветокачественных характеристик, то есть цвета от D от G (от полностью до почти бесцветного) и чистоты от IF до VS2 (от идеально прозрачных до содержащих незначительные включения, невидимые невооруженным глазом), высокого качества огранки, необязательно круглой. По словам представителя компании, инвестиционными могут быть и цветные бриллианты. «Они встречаются гораздо реже: только один на 10 000 карат по статистике цветной. Розовые – вообще коллекционная редкость, штучный ассортимент. Но и на яркие желтые бриллианты выстраивается очередь», — добавляет он. Порог входа в такой актив «Алроса» оценивает в несколько десятков тысяч долларов.

Покупка розового бриллианта из австралийского рудника Argyle за пару лет до его закрытия — это инвестиция, крупного бесцветного или фантазийного (редкого цвета или огранки — FM) камня при прочих равных тоже, а мелкоразмерного камня скорее нет, уверен руководитель аналитической группы по металлургии и горнодобывающему сектору «Ренессанс Капитала» Борис Синицын. Бриллианты менее 1 карата инвестиционной ценности не имеют, категорична аналитик Freedom Finance Елена Беляева. Теоретически любой бриллиант может считаться инвестиционным, если он ликвиден, спорит Ким.

Что нужно знать о ценах на бриллианты?

Самым авторитетным источником цен для профучастников считается Rapaport Price List — прайс-лист, агрегирующий цены на бриллианты в зависимости от их характеристик. Его более 40 лет подряд еженедельно выпускает Rapaport Group. Rapaport Price List не показывает уровень розничных цен, а некоторые виды бриллиантов (цветные или фантазийные) в нем не представлены, предупреждает Синицын. «На уникальные бриллианты, цветные, некруглой формы цена договорная. С ними таблицы Рапапорта не помогут. Чем более стандартный камень, тем сильнее его цена будет им соответствовать», — объясняет Беляева. Несмотря на это, следить за Rapaport Price List частному инвестору полезно, так как таблицы Рапапорта дают представление об общей динамике цен.

Также существуют альтернативные индексы, по которым можно оценить динамику рынка нецветных бриллиантов. Например, The Diamond Index раз в час обновляет торговая онлайн-платформа International Diamond Exchange (IDEX). Для цветных (розовых, голубых и желтых) бриллиантов есть свой индекс — Fancy Color Diamond Index (FCDI). Его рассчитывает Фонд изучения бриллиантов (Fancy Color Research Foundation).

«Бриллиантовые» индексы чем-то похожи на индексы цен недвижимости: это лишь отправная точка для обсуждения сторон, заключает Синицын. В розницу же обычно торгуют в скидках или с премией от Рапарорта.

Что нужно знать о политике?

Алмазы и бриллианты неразрывно связаны с геополитикой и могут стать объектом международного контроля и санкций. Раньше под запрет попадали в основном «кровавые алмазы» — камни из зон вооруженных конфликтов, деньги от продажи которых шли на финансирование боев и нелегальной добычи. Чтобы ограничить их распространение, в 2000-м году представители стран, добывающих, гранящих алмазы и торгующих бриллиантами, инициировали создание схемы проверки неконфликтного происхождения камней. Эта сертификационная схема получила название Кимберлийский процесс. По нему 85 стран-участников процесса на уровне правительств обязались торговать только между собой, сертифицируя «чистое» происхождение камня. А профучастники – огранщики, ювелиры, алмазные биржи — стали требовать такое подтверждение от продавцов. В разное время под ограничения попадали камни из Анголы, Сьерра-Леоне, Либерии, Демократической республики Конго, Зимбабве, Кот-д’Ивуара и других африканских стран. Россия была участником Кимберлийского процесса и дважды – в 2005 и 2020 годах – председательствовала в нем.

Весной 2022 года алмазное сырье и бриллианты «российского происхождения» впервые оказались под беспрецедентными санкциями. США и Великобритания запретили импорт почти всех видов алмазов, в том числе и ограненных, напрямую из РФ. К санкциям присоединилась и Канада. Согласно отчетности «Алросы» за 2021 год, на долю США и Великобритании приходилось около 0,3% и 0,1% ее экспортной выручки, у Канады – около 0,04%. Но сама «Алроса» попала в американский SDN-лист. Это затруднило ее расчеты с контрагентами из-за угрозы вторичных санкций.

Самую большую выручку в 2021 году «Алросе» принесли продажи в Бельгию, ОАЭ, Индию, Израиль и Китай, где находятся крупнейшие гранильные центры. Для них американские власти сделали исключение, разрешив ввоз камней российского происхождения на рынок США. Именно туда уходит до 50% всех ограненных в мире бриллиантов. При одном условии – камни российского происхождения должны быть огранены за пределами РФ, разъяснил Комитет по надзору в ювелирной отрасли (Jewelers Vigilance Committee). Параллельно некоторые ювелирные дома (Tiffany, Chopard и Signet Jewelers) стали отказываться от работы с российскими бриллиантами. Крупнейшая в мире торговая площадка RapNet (принадлежит Rapaport Group) исключила российские бриллианты из своей системы. А участники Кимберлийского процесса приостановили членство РФ и выдачу сертификатов российским алмазам.

Рынок бриллиантов движется к новому ценообразованию, где бриллианты российского происхождения и зарубежной огранки будут отделены от камней не из РФ как профучастниками, так и покупателями, убежден глава Rapaport Group Мартин Рапапорт. По его мнению, отныне российские бриллианты будут неизбежно будут реализовываться с геополитическим дисконтом

Где в России купить бриллиант?

У российских инвесторов есть несколько вариантов. Инвестиционные бриллианты можно купить у «Алросы» через ADE, которую в 2017 году компания разработала специально для крупных частных инвесторов. «Клиенты могут приобретать бриллианты эксклюзивного ассортимента напрямую или на аукционах – ADE дает ограниченному кругу физлиц доступ к ним наряду с профучастниками-юрлицами», — говорит представитель «Алросы».

По его словам, в рамках ADE у компании есть партнерские отношения с private banking — офисами крупнейших российских банков, в том числе Сбербанка, ВТБ, «Открытия», Газпромбанка. Банковский канал «Алроса» называет перспективным: у аудитории сегмента private есть «явно выраженный запрос» на новые инструменты альтернативных инвестиций. «Сейчас операции с драгкамнями не входят в число банковских, но мы ожидаем возможности возвращения им этого статуса», — говорит представитель компании.  ВТБ официально рассказал о продаже эксклюзивных бриллиантов private-клиентам еще летом 2021 года. Также такую возможность private-клиентам подтвердил «Открытие». Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк не ответили на запрос.

Более массовая история – купить бриллиант у ювелирных заводов. Например, их продают «Бронницкий ювелир» и Московский ювелирный завод. В отличие от банков и ADE на сайтах заводов можно увидеть ассортимент и цены на конкретные камни.

Инфраструктуры, подобной израильской или бельгийским алмазным биржам, в РФ нет. Вторичный рынок бриллиантов сужен до ломбардов или процедуры обратного выкупа. Последнюю предлагают все указанные продавцы. Здесь есть нюансы: изначально они продают бриллианты с НДС, а выкупают без него. Могут действовать временные лимиты на обратный выкуп. Например, ювелирные заводы готовы обратно принять камень лишь в первые два года после покупки. Также возможны комиссии. Например, «Алроса» возьмет 2% за организацию аукциона и компенсацию затрат на предпродажную подготовку камня. Также нужно сохранить все сертификаты на камень: возможность принять бриллиант без документов декларируют лишь ломбарды.

Продажи между физлицами де-факто находятся в серой зоне. Официально для операций с драгоценными камнями, в том числе и для розничной торговли ими, нужно получить разрешение и стать на учёт в Пробирной палате, объясняет юрист коллегии адвокатов Delcredere Карина Анненкова. Для этого необходимо собрать достаточно обширный пакет, поэтому физические лица самостоятельно не смогут этим заниматься. Однако на практике отследить продажу камня одного физлица другому за наличные, как и уплату НДФЛ, будет сложно.

Из-за санкций продать бриллианты на зарубежных площадках россиянам будет трудно, говорит Анненкова: «Российское» происхождение будет отследить просто — на любую биржу продавцы должны предоставлять документы на камень».

Кроме того, бриллианты инвестиционного качества может быть проблематично вывезти за пределы страны. По общему правилу бриллианты и ювелирные изделия не декларируются и не облагаются вывозной пошлиной. «Но если они дороже $25 000, то камни должны быть помещены «под таможенную процедуру экспорта». Ее делают специализированные таможенные посты, но они не работают с физлицами. Получается, такой камень невозможно вывезти», — заключает Анненкова.

Сколько потратить?

С 1970-х годов цены на бриллианты растут, за это время было всего 5 кризисных периодов снижения, после которых цены восстанавливались в среднем за два года, волатильность бриллиантов ниже, чем у золота и нефти, говорит аналитик по российским акциям УК «Ингосстрах-Инвестиции» Анна Михайлова. Состоятельным россиянам, да и всем, кто готов покупать надолго, приобретение камней подходит даже с учетом текущего налогообложения операций в РФ, согласен руководитель управления инвестиционного консультирования «МКБ Инвестиции» Дмитрий Кашаев. Это инструмент диверсификации благосостояния, на фоне санкций и падения стоимости цифровых активов на него можно отвести до 3-5% от капитала, считает Дегтярев из «Открытия».

«С точки зрения инвестиций я бы пока не рассматривал бриллианты: нет рынка, нет ликвидности, нет прозрачного инструмента для понимания цены актива. Кроме того, цена входа высока – бриллиант нельзя купить, как золото в ОМС от 0,1 грамма», — спорит портфельный управляющий УК «Альфа-капитал» Дмитрий Скрябин.

Отмена НДС на бриллианты для физлиц помогла бы сделать бриллианты более массовым предметом инвестиции в России, по аналогии с золотом, надеется Синицын. Минфин и Минпромторг, курирующий отрасль, на запрос Frank Media не ответили.

Какие альтернативы?

На фондовом рынке альтернатив физическим бриллиантам почти нет. Кроме «Алросы», сейчас в РФ ничего не торгуется, рассказывает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Валерий Емельянов. «Динамика ее акций — это больше не про тренды на рынке алмазов, а про ситуацию в отдельно взятой компании», — считает он. На зарубежных площадках, куда доступ россиянам ограничен, можно купить Anglo-American (ему принадлежит конкурент «Алросы» — De Beers). «По факту Anglo-American представляет целую корзину из алмазов, металлов, угля и прочего сырья. Аналогичная история с австралийской Rio Tinto. Это крупный игрок на рынке алмазов, но, купив ее акции, точечно в камни вы не вложитесь», — категоричен Емельянов.

До недавнего времени основной ювелирной бумагой была Tiffany, пока не вошла в состав лакшери-империи LVMH. В США также торгуется несколько сетей схожей тематики, например, Signet Jewelers. «Эта инвестиция — на большого любителя: у нее была нулевая доходность за последние 10 лет», — заключает Емельянов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.