Как работает потребкредитование на рынке с миллиардным населением? Home Credit в Китае выдает 60% всех своих кредитов в мире. Доходы от китайского бизнеса огромные, но прибыль сопоставима с совокупными показателями группы в странах СНГ.  Frank Media изучил эту модель и узнал, что в ней может быть интересного для российских банков.

фото: pxhere

Объять необъятное. В сентябре 2019 года совокупный объем активов финансового сектора Китая превысил $42,4 трлн, заняв первое место в мире, сообщил Народный Банк Китая. Именно китайские игроки возглавляют глобальный рейтинг банков. В такой ситуации иностранцам в этой стране, казалось бы, делать нечего. Тем не менее, первое место по объему выданных потребкредитов здесь занимает кредитор без китайских корней – Home Credit CFC (входит в международную группу Home Credit с мажоритарным акционером чешской PPF). 

В своем проспекте к IPO китайский Home Credit со ссылкой на исследование Oliver Wyman сообщает, что в декабре 2018 года на долю группы приходилось 25% китайского рынка потребительских займов.

Причина успеха кроется в том, что китайские банки неохотно выдают беззалоговые кредиты, а потребность местных жителей в них высока. Так, один из крупнейших китайских банков — Bank of China (входит в топ-4 банков по активам в Китае и в мире) — выдает широкому кругу лиц образовательные, ипотечные и автокредиты, а персональные займы могут получить только VIP-клиенты, то есть те, кто помимо стабильного дохода обладают высшим образованием, имуществом и могут подтвердить свою благонадежность.

Население Китая составляет почти 1,4 млрд человек. Граждане активно тратят заемные средства не только на существенные товары типа смартфонов и байков, но и на одежду и развлечения. Те, кто не попадает в привилегированную категорию заемщиков, идут к более лояльным кредиторам, например, в компании потребительского кредитования (Consumer Finance Companies, CFC).

У таких компаний есть государственная лицензия и доступ к бюро кредитных историй, но они не могут привлекать депозиты физлиц. Именно по такой лицензии Home Credit работает в Китае на одном поле с более чем 20 игроками.

Китайские банки создают специальные дочки для работы в этом сегменте, также на рынке есть нетрадиционные финансовые провайдеры — онлайн-площадки, финтех-компании и т.д. – китайский рынок потребительского финансирования можно назвать высоконкурентным.

По прогнозу Oliver Wyman, к 2023 году совокупный объем потребкредитов в Китае вырастет вдвое — до 2,96 трлн евро, но спрос будет удовлетворен лишь на 17%.

Давление регулятора и финтеха. Home Credit открыла свое представительство в Китае еще в 2004 году. Но выдавать кредиты напрямую стала не сразу: в силу действовавших на тот момент ограничений Home Credit за комиссию предоставляла гарантии местным финансовым институтам (трастовым компаниям и банкам) под кредиты. В 2014 году регулирование изменилось, и Home Credit получила право кредитовать граждан напрямую со своего баланса.

В 2017 году китайский портфель Home Credit вырос почти вдвое — до 10,7 млрд евро, в компании тогда работали 91 тыс. сотрудников. Но в том же году китайский центробанк установил максимально допустимую ставку по потребительским займам в размере 36% годовых. Позднее регулятор определил условия, при  несоблюдении которых онлайн-кредиторы должны покинуть рынок. В результате к июлю 2019 года число p2p-площадок с 2018 года сократилось почти в три раза — до 863 участников.

Меры регулятора ударили и по лицензируемым игрокам. По оценке Fitch, в 2018 году объем новых сделок по секьюритизации активов (asset-backed securities, ABS) упал на 30% — до 38 млрд евро. 

Негативное влияние на бизнес Home Credit выразилось в росте доли плохих долгов. В своем проспекте к IPO компания отмечала, что ухудшение качества кредитов наличными стало результатом «сокращения доступа заемщиков к альтернативным источникам финансов в связи с закрытием значительного числа нелицензированных финансовых провайдеров». Проще говоря, клиенты стали хуже обслуживать долги, так как потеряли возможность перекредитоваться на площадках p2p. 

NPL уже по итогам 2017 года вырос до 7,2% с 4,3% годом ранее, а в 2018 году показатель и вовсе достиг 9,7%. Замедлить рост просрочки группе удалось лишь списанием части долгов и ужесточением андеррайтинга. 

фото с сайта Home Credit China

Сам бизнес замедлил темпы роста. После двукратного роста в 2017 году, портфель кредитов в 2018 году вырос лишь на 16% до 12,4 млрд евро, а в первом полугодии 2019 года  — на 10% (до 13,3 млрд евро). В первом полугодии 2018 года Home Credit получила убыток 42 млн евро, но смогла закрыть год с прибылью 179 млн. евро. Сейчас, по расчетам Lianhe, средневзвешенная ставка по кредитам в пуле для секьюритизации составляет 18% годовых, NPL достигает 9,6%, а прибыль за первое полугодие текущего года составила €105 млн.

Впрочем, на бизнес давят не только шаги регулятора, но и растущая конкуренция со стороны принципиально новых участников рынка. Например, в 2015 году группа tencent внедрила в свой популярнейший в Китае мессенджер WeChat первый интернет-банк WeBank, который проводит скоринг на основе собственных данных о пользователях мессенджера. Имея банковскую лицензию, но будучи больше финтех-компанией, чем банком, WeBank не ограничен в размере займов в отличие от CFC, для которых действует лимит в 26 тыс. евро на человека, а также проводит оценку заемщика в течение 5 секунд и фактически перечисляет кредит за одну минуту. Платформа Home Credit в этом плане отстает от соперника, так как только лишь среднее время рассмотрения заявки у нее составляет «менее 30 секунд». 

Как устроен бизнес Home Credit China. Как и во многих других странах, Home Credit начинала свой бизнес в Китае именно с POS-кредитов, однако сейчас основную часть портфеля составляют вовсе не они (на кредиты в торговых точках приходится 22% от общего объема займов), а кредиты наличными существующим и новым клиентам (их 78% в портфеле). 

фото с сайта Home Credit China

Недавно появился еще один тип кредитов — револьверные кэш-кредиты, но их доля пока нулевая. Большую роль в бизнесе Home Credit играет цифровизация. Подать заявку на POS-кредит клиент может самостоятельно прямо в магазине на планшете. По кредитам наличными 99% решений принимается автоматически. Home Credit, как компания без банковской лицензии, не имеет права выпускать кредитные карты.

Кредиты наличными или револьверные кредиты зачисляются на банковский счет, указанный клиентом. Кроме того, ей удалось найти альтернативные варианты в виде кредитования через свое мобильное приложение либо мессенджеры типа WeChat, с которым интегрировано это приложение. Пользоваться заемными средствами клиент может, сканируя в магазинах популярные в Китае QR-коды. 

Бизнес потребкредитования требует много ресурсов, и китайское подразделение Home Credit активно пытается сократить расходы. В частности, после оптимизации численности менеджеров по продажам, увеличения числа агентов вне штата (сейчас их 569 тыс.), цифровизации и перехода на голосовые и чатботы, в компании  работает 56,6 тыс. без учета сотрудников центрального аппарата. 

Компания не раскрывает расходы на персонал, как и остальные операционные расходы. Из доступных данных следует, что операционный доход компании в первом полугодии 2019 года составил 1,3 млрд евро, Сost-to-Income Ratio (CIR) — 30,4%, но при этом чистая прибыль — всего 105 млн евро. Для сравнения: в кластере СНГ — Россия и Казахстан — совокупный операционный доход составил €313 млн, а прибыль — 119 млн евро. Розничный портфель российской дочки группы — банка Хоум Кредит — составляет 215 млрд рублей (чуть менее 3 млрд евро).

«Если сравнить соотношение чистой прибыли и операционного дохода бизнеса ХКФ в Китае и аналогичных банках в России видно, что необеспеченное кредитование в России может иметь более высокую маржинальность, — отмечает управляющий директор по методологии НКР Станислав Волков. — При сравнении важно учитывать, что российские розничные банки недавно прошли период существенных списаний после кризиса 2014-16 гг., и если оценить их результаты в течение бизнес-цикла, они будут заметно хуже. Но даже при таком сравнении их маржинальность за счёт доступа к розничному фондированию и готовности заемщиков брать кредиты по сравнительно высоким ставкам окажется в среднем выше 8% (таково соотношение чистая прибыль/операционный доход Home Credit China — Frank Media)».

На маржинальность китайского Home Credit могут давить возросшие в последние пару лет объемы резервирования. Так, из отчетности группы за 9 месяцев 2018 года следует, что основную часть чистого процентного дохода съели возросшие резервы на обесцененные активы. Если за 9 месяцев 2017 года китайская «дочка» потратила на них 58% чистого процентного дохода, то за аналогичный период 2018 года — уже 77%. Сами резервы выросли в два раза, составив 1,17 млрд евро, тогда как чистый процентный доход — лишь в 1,5 раза, обеспечив банку 1,5 млрд евро. Российские банки пережили подобную ситуацию в 2015 году, когда их резервы съедали доходы и давили на капитал.

Откуда деньги. Получить полноценную банковскую лицензию, а значит и  доступ к деньгам китайских граждан, иностранцам очень непросто. Лицензия есть только у действительно крупных банков, таких как Citi, HSBC и прочие. CEO Азиатско-Тихоокеанского бизнеса HSBC Питер Вонг в конце октября высказал мнение, что регулирование в части лицензий и доступа к депозитам необходимо упрощать: «Мы прикладывали усилия много лет. Сейчас мы развиваемся, увеличиваем свою долю, но этот путь совсем не прост» (цитата по Reuters).

Сейчас филиалы иностранных банков, не будучи их «дочками» в Китае или совместным предприятием с местными игроками, не имеют права привлекать менее 1 млн юаней единовременно (9 млн рублей). Дефакто это запретительный порог, так как позволяет обслуживать только действительно состоятельных вкладчиков. 

Даже грядущая либерализация требований к претендентам на лицензию (в частности, снижение минимального размера депозита до 500 тыс. юаней) решает проблему лишь частично. С учетом того, что, по сообщению China Daily со ссылкой на местных рекрутеров, средний заработок жителей 37 крупнейших городов Китая составляет 8,5 тысяч юаней ($1,2 тысячи), даже этот минимум составит для них доход за 5 лет. Для сравнения: в России средний размер вкладов физлиц в середине 2019 года составлял 174 тысяч рублей. 

Впрочем, получение банковских лицензий для Home Credit скорее исключительная практика. На данный момент группа работает в форме банка только в трех из девяти стран присутствия — головной для нее Чехии, России и Казахстане. 

Из-за отсутствия доступа к депозитам населения Home Credit в Китае пользуется более дорогими источниками фондирования. Она заимствует кредиты на межбанке. Сумма кредитов от 72 банков составила 10,7 млрд евро  на конец июня. На межбанке занимать дороже: средняя ставка по таким кредитам, по данным Народного банка Китая, составила в сентябре 2,55%, тогда как по депозитам граждан (по данным tradingeconomics.com) — 0,35%.

Также компания выпускает облигации, ABS и практикует совместное с другими кредиторами финансирование клиентов, в котором выступает организатором кредита и отвечает за сбор платежей, предоставляя лишь 10% займа. В таком партнерстве компания получает  пропорциональную долю в процентном доходе и комиссии.  Такая модель работает у группы в Китае и Индии, ее хотят распространить и в других странах.

фото с сайта Home Credit China

В Home Credit не дают комментариев, в том числе о планах на получение банковской лицензии в Китае, ссылаясь на период тишины перед предстоящим IPO. В проспекте эмиссии о них ничего не говорится. Впрочем, Home Credit и в России не сразу стал привлекать средства физлиц, а лишь спустя 5 лет прихода на рынок.

Что полезного в китайской модели. Российский рынок мог бы позаимствовать у Home Credit модель кредитования по QR-кодам. «Это очень привлекательная модель, которая, по сути, решает проблему с выпуском карты. Некоторые игроки уже сейчас заранее доставляют неименные карты в торговые точки, чтобы выдавать их одновременно с оформлением POS-кредита. Но эти карты необходимо эмитировать, транспортировать и хранить во множестве точек продаж, что не слишком выгодно, — отмечает директор департамента нецелевого кредитования и перекрестного продвижения банковских продуктов Русфинанс Банка Оксана Черненко.

По ее словам, многие банки работают по другой модели: в момент выдачи кредита клиенту оформляется договор о карте, со счета карты списывается сумма покупки, а физически пластиковая карта высылается заёмщику позднее на дом. Но клиент не всегда помнит про карту и не испытывает большой потребности в ее получении, что фактически снижает вероятность её дальнейшего использования. 

«Кредитование по QR-кодам в этом плане идеально бы подошло российским банкам, но пока в России только стартуют единичные пилоты, а самой системе требуется время для массового распространения», — говорит Черненко.

Еще одной новацией для отечественного рынка могло бы стать кредитование через мессенджеры. «Это крайне интересная возможность — пользователи мессенджеров могут оставить запрос, например на потребкредит, в чате, а чатбот подберет для него лучшее предложение, направит заявку в банк, и клиент получит деньги на банковскую карту. Аналогичные сервисы по типу маркетплейса сегодня есть уже не на одном сайте, но пользоваться ими не настолько удобно, как может быть в мессенджере, где пользователи сейчас проводят довольно много времени. Думаю, будущее за такими технологиями», — отмечает зампред ОТП-банка Александр Васильев.

Потребкредитование: Россия VS Китай

Зампред ОТП-банка Александр Васильев:

Азиатский рынок сейчас один из самых интересных благодаря численности населения в этом регионе, которое может взять кредит, а также он не столь сильно зарегулирован как рынки России или Европы, так что там есть возможность расти кратно каждый год. В числе рисков — внезапные изменения правил игры из-за высокого влияния в Китае коммунистической партии на бизнес. Допускаю, что максимальную ставку могут понизить в любой момент, и небанкам придется моментально перестроить свои бизнес-процессы, что непросто, в то время как госбанки или окологосударственные участники рынка смогут легко удовлетворить спрос на кредиты.

Ставки по потребкредитам, которые укладываются в лимит 36% годовых, нельзя назвать чересчур высокими, но для такой ставки NPL выше 9% – это много. В России до введения ограничения ПСК по отдельным сегментам (например, в сегменте мобильных телефонов) они достигали и больших значений – 60-70% годовых, для того чтобы компенсировать высокий риск по сегментам, и тогда NPL в 9% не казался высоким. Но после ограничения ПСК компенсировать уровень риска при помощи ставки стало сложнее, и высокорисковые заемщики перестали получать кредиты, после чего уровень NPL значительно снизился.

Директор департамента нецелевого кредитования и перекрестного продвижения банковских продуктов Русфинанс Банка Оксана Черненко:

Судя по описанию, бизнес-модель Home Credit в Китае абсолютно идентична первоначальной модели, с которой начинал работу в России Русфинанс банк 15 лет назад. Она тоже подразумевала привлечение клиентов через POS-кредитование и последующую выдачу кредитов наличными без привлечения депозитов. Отличие лишь в том, что уже сейчас у китайского банка кредиты наличными в портфеле превалируют над POS-кредитами, это оптимальное соотношение, так как кредиты наличными окупают расходы на кредиты в торговых точках и делают портфель доходным. Вероятно, в будущем Home Credit в Китае было бы оптимально получить банковскую лицензию для доступа к средствам физических лиц, чтобы диверсифицировать источники фондирования.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.