Андрей Мальцев начинал свою банковскую карьеру в 1998 году со стажера в Московском Кредитном Банке, а в 2015 году уходил из Нордеа Банка с позиции зампреда правления. Экс-банкир рассказал Frank Media о своих послебанковских проектах, главный из которых – это сеть баров United Bars. 

Андрей Мальцев с детьми, фото: личный архив

Новые фокусы. В конце 2015 года Мальцев покинул Нордеа Банк, в котором проработал 10 лет на позиции члена правления банка  – сначала занимался корпоративными клиентами и развитием филиальной сети, потом — розничным бизнесом.

«Было несколько причин моего ухода из банка – внутренние и внешние. В 2014-2015 гг. стало ясно, что скандинавские акционеры не готовы двигаться дальше в части развития розницы и вместе с предправления банка на тот момент Игорем Буланцевым мы предложили им возможность свернуть эту деятельность, в результате акционеры согласились закрыть то направление, за развитие которого я отвечал», — вспоминает Андрей.

Андрей Мальцев с экс-главой Нордеа Банка Игорем Буланцевым, фото: личный архив

Внутренняя история – это желание попробовать себя в чем-то новом и вернуться к идее предпринимательства. В 90-х Мальцев получил первый бизнес-опыт. Он вложил $5 тыс в торговлю джинсами, которой занимался его приятель – безумные по тем временам для него деньги.

«Тогда я «хлебнул» и радостей предпринимательства, и криминальных историй 90-х, потерял половину инвестиций и друга. Тем не менее, я усвоил важные для себя уроки», — рассказывает Мальцев, добавляя, что после этой истории, вдохновившись книгой Ли Яккоки «Карьера менеджера», решил стать менеджером. Будучи аспирантом МГГУ устроился стажером в клиентский отдел МКБ. 

«В детстве на мои предложения поиграть в новые игры отец иногда отвечал, что старую собаку новому фокусу не научишь. И у меня отложилось в голове: пока ты хочешь учиться новому фокусу, ты не старая собака», — говорит экс-банкир.

К моменту ухода из банка Мальцев инвестировал в ряд проектов, вложился в ценные бумаги —  таким образом, сформировал источник постоянного дохода. «В 2014 году у меня родился первый сын, в 2017- второй. Жизнь полностью изменилась, и я решил не возвращаться в банки, несмотря на поступавшие уже после Нордеа заманчивые предложения», — рассказывает экс-банкир.

Бары вместо банков. Еще работая в Нордеа, Мальцев в 2009 году инвестировал в проект своего друга детства Максима Лесовика, начинавшего открывать коктейльные бары. «Это была первая моя осознанная инвестиция, одним из первых баров был «Рок-н-ролл», и нам даже удалось запатентовать товарный знак «Рок-н-ролл» в соответствующем классе, наш слоган: «Рок-н-ролл – это не музыка, это образ жизни. Сейчас бару 10 лет и он достаточно успешен», — рассказывает Андрей.

фото с сайта бара Cuba Libre

Сеть United Bars состоит из 12 баров. В нее, помимо «Рок-н-ролл» входят Cuba Libre, Let’s Rock, Martinez bar, Dreambar, Temabar – у каждого бара свой концепт и они открыты не только в Москве, например Cuba Libre есть в Санкт-Петербурге, Ярославле и Нижнем Новгороде. 

Барами управляет компания, в которой 4 акционера, Мальцев – во многих мажоритарий с долей 40%. «Операционно я в этом бизнесе не участвую, но как инвестор принимаю решения – если есть идея сделать что-то новое, то мимо меня это не пройдет», — поясняет Мальцев.

Почему бары? Мальцев говорит, что бары – это высокорисковый бизнес и сам бы он никогда не выбрал их в качестве объекта для инвестиций.

«Не зря банки кредитуют эти проекты, только если они хорошо развились в мощную сеть. Ни один банк не даст деньги на открытие ресторана. Если бы я выбирал, куда вложить деньги, то просто составил бы портфель ценных бумаг. Мой банковский бэкграунд является сдерживающим фактором в плане рисков. Барами я занялся именно благодаря другу, у которого предпринимательская жилка развита сильнее», — поясняет Мальцев.

фото с сайта бара Рок-н-ролл

Инвестиции и окупаемость. Экс-банкир не называет общую сумму своих инвестиций, но говорит, что история с барами вышла на самоокупаемость. На запуск «Рок-н-ролл бар» инвесторы потратили 15 млн. рублей и вложения окупились примерно через полтора-два года. 

«Открыть бар можно и за сравнительно небольшие деньги, но у тебя очень высокие операционные издержки и масса рисков. Например, если бар приносит выручку 15 млн. рублей в месяц, то из них 12-14 млн. рублей легко могут съедать операционные косты: аренда, расходы на закупки, персонал и проч.», — рассказывает Мальцев. 

Он поясняет, что заведения в сегменте Horeca не могут долго существовать, если они не вышли на самоокупаемость. Некоторые бары из сети United Bars пришлось закрыть. Так случилось с баром в Ростове-на-Дону.

«Офисы банка там замечательно работали – это я помню из своего банковского опыта, а вот с баром история не сложилась. Мы увидели  сложности с употреблением алкоголя и обеспечением безопасности в заведении – мы не смогли сделать так, чтобы посетителям бара было комфортно, поэтому закрыли его», — делится опытом Мальцев.

Какие еще проекты. Новый проект, который занимает у экс-банкира больше всего времени, связан с машиностроением. Детали он не раскрывает, отмечая лишь, что это будет производство автокомпонентов на территории России. 

Из финансовой сферы Мальцев окончательно не ушел, он входит в совет директоров БыстроБанка, а также является соучредителем одного из пенсионных фондов Латвии. 

Андрей Мальцев с супругой Александрой Ярмольник и детьми, фото: личный архив

Жизнь после банка: скачек нет. Мальцев вспоминает, что, работая по найму, в выходные можно просто выключиться: не все так делают, но это допустимо. «Когда ты работаешь сам на себя, то вовлечен в процесс постоянно, даже когда уезжаешь с семьей отдыхать на месяц», — говорит он.

Ритм жизни поменялся. «С 30 до 40 лет в период активной работы в Нордеа у меня не было ни семьи, ни детей. Раньше я участвовал в скачках, как лошадь, которая бежит с утра до ночи с пеной у рта. А потом какой-то добрый хозяин забрал меня из ипподрома и запряг в неспешную повозку, добавил туда своих деток и предложил катать их по прекрасному саду. С одной стороны, о чем ещё мечтать, с другой – иногда снятся скачки», — делится впечатлениями экс-банкир.

Андрей Мальцев с тестем Леонидом Ярмольником

Когда Андрей познакомился со своей супругой Александрой Ярмольник, ее родители (известный актер Леонид Ярмольник и художник по костюмам для театра и кино Оксана Ярмольник – прим. Frank Media) часто спрашивали его: «Тебе не надоело ходить на свой завод? Рано утром выезжаешь, поздно возвращаешься». «Я тогда отшучивался: «Ну как по-другому? У меня же нет таких талантов, как у вас». Но оказалось, что при желании можно организовать свою жизнь так, чтобы было достаточно времени на семью. Мы с супругой не нарадуемся нашим мальчикам и возможности быть с ними», — заключает Мальцев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.