Российские банки на фоне кризиса и санкций по итогам первого полугодия 2022 года получили совокупный убыток в 1,5 трлн рублей впервые за семь лет, заявил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин в интервью РБК. Регулятор и сами банки с февраля перестали раскрывать финансовые результаты кредитных организаций. Январь этого года российский банковский сектор закончил с прибылью в 164 млрд рублей.

В январе—июне почти 67% совокупного убытка, или 1 трлн рублей, принесли операции банков, так или иначе связанные с иностранной валютой. В частности, на результат повлияли сделки со свопами и форвардными контрактами, по которым пришлось фиксировать убыток некоторым игрокам. «Волатильность валютного курса была огромная, сначала рубль упал, а потом отжался — курс был 110, а потом стал 55. Так получилось, что на низком курсе рубля зафиксировали убытки по производным финансовым инструментам», — пояснил Дмитрий Тулин.

Помимо производных финансовых инструментов на финансовый результат повлияла и
отрицательная переоценка по открытым валютным позициям. «Они потеряли сначала на ослаблении рубля, а потом еще раз потеряли уже на его укреплении», — отметил первый зампред ЦБ.

Доля 20 крупнейших банков на рынке ипотеки
96,7
 
%
+0,62 п.п.
год к году

Других «значимых потерь» банки пока не понесли, добавил он. В феврале ЦБ разрешил банкам не формировать резервы по кредитам заемщикам, которые пострадали от новых санкций, а также по реструктурированным ссудам. С 19 февраля по 31 июля послабления охватили корпоративные и розничные ссуды на 9,5 трлн рублей.

При этом, как отметил первый зампред Банка России, несмотря на убыток, системной докапитализации банковского сектора пока не требуется. «Вероятно, потребуется принятие точечных решений по отдельным банкам в виде финансовой поддержки со стороны их акционеров. Причем такие решения чаще всего не будут связаны с необходимостью восполнять критические потери капитала — они будут нужны для поддержания роста кредитования, чтобы банки полноценно выполняли основные экономические функции», — заявил он. «Думаю, будут единичные случаи, буквально один-два, когда бы мы рекомендовали финансовую поддержку и пополнение капитала уже до конца года. В других случаях вопрос терпит до следующего года, и мы будем смотреть, как ситуация будет развиваться, в какую сторону. Эти выводы нас порадовали, конечно. Ранее мы готовились к более серьезным последствиям и решениям», — добавил он.

Кто получил убыток, а кто заработал прибыль?

Несмотря на общий совокупный убыток по итогам первого полугодия, три четверти действующих банков оказались прибыльными, и лишь одна четверть — убыточными. То есть из 329 кредитных организаций порядка 82 игроков могли показать отрицательный результат. В основном речь идет о крупных банках, небольшие кредитные организации не так сильно пострадали, отметил Дмитрий Тулин.

Если говорить именно о системно значимых банках, то только меньше половины из 13 кредитных организаций (40%) не смогли зафиксировать чистую прибыль по итогам полугодия. Но их потери перекрыли положительный результат остальных. «Убытки убыточных банков составили 1,9 трлн рублей, а прибыль прибыльных банков — 400 млрд рублей. Таким образом, алгебраически мы получаем общий убыток в 1,5 трлн рублей», — пояснил Дмитрий Тулин. Он подчеркнул, что «у абсолютного большинства» банков зафиксированные потери не привели к нарушению обязательных нормативов достаточности капитала.

Как отметил первый зампред ЦБ, банки обошлись пока «малой кровью». В 2021 году сектор показал рекордную чистую прибыль в 2,4 трлн рублей. Их капитал составлял на начало 2022 года – 7 трлн рублей. «В результате понесенных банками потерь была использована меньшая часть из этого запаса прочности. Это не самая дорогая цена преодоления последствий того мощного удара, который был нанесен нашей банковской системе санкциями», — резюмировал Дмитрий Тулин.

Что будет по итогам года?

Он не дал прогноза по финансовому результату сектора на конец года, но отметил, что вероятность сохранения или уменьшения уже зафиксированного убытка «выше 50%». До конца года банки еще могут урегулировать некоторые вопросы с замороженными за рубежом активами и операциями, сократить размер открытых валютных позиций и за счет этого снизить размер потерь. По его словам, неопределенным остается вопрос качества кредитных портфелей банков, но потери по нему будут растянуты во времени. «Угрозы с этой стороны нам представляются ограниченными и контролируемыми», — заключил первый зампред Банка России.

До этого убыток банки получали только в некоторые месяцы кризисного 2015 года. Тогда за январь—апрель чистые потери составили 17 млрд рулей, но в последующие месяцы они были компенсированы, пишет РБК со ссылкой на данные ЦБ. По итогам же именно полугодия  финансовый результат сектора ни разу не был отрицательным за все время раскрытия детальной статистики, с 2012 года.

После начала спецоперации под блокирующие санкции США, ЕС и Великобритании попали крупнейшие российские банки: Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, «Открытие», Промсвязьбанк, Совкомбанк, и другие. Их активы и корреспондентские счета в валютах этих стран были заморожены. С отключение корреспондентских счетов столкнулись также и несанкционные банки.