• Расследование швейцарского надзорного органа FINMA показало, что банк плохо проверял клиентов
  • В частности, речь идет о крупных операциях в пользу компаний из Венесуэлы
  • Менеджеры, отвечавшие за этих клиентов, получали большие бонусы, теперь банк должен предпринять ряд мер
фото: pxhere

Надзорный орган на финансовых рынках Швейцарии FINMA выявил многочисленные нарушения антиотмывочного законодательства в швейцарском банке Julius Baer, представленном в том числе и в России. Банк проводил сомнительные операции, которые могли быть связаны с венесуэльской нефтяной компанией PDVSA, находящейся под санкциями США. Об этом FINMA сообщил на своем сайте.

Детали. FINMA проверил несколько крупных швейцарских банков на предмет соблюдения правил по противодействию отмыванию денег. Регулятор инициировал проверку из-за предполагаемых случаев коррупции, связанных с венесуэльской нефтяной компании PDVSA и международной Федерацией футбола FIFA. Расследование показало, что Julius Baer не исполнял требования по борьбе с отмыванием денег. Банк систематически нарушал требования антиотмывочного законодательства в части проведения процедуры due diligence (проверка клиентов) и сдачи отчетов.

FINMA проверил 70 бизнес-связей банка, отобранных по уровню риска, и 150 случайно выбранных транзакций, и обнаружил почти во всех случаях нарушения. FINMA также выявил систематические сбои в управлении рисками в Julius Baer — банк не всегда реагировал на признаки возможного отмывания денег.

FINMA считает, что банк не принял достаточных мер, чтобы установить личности своих клиентов и источники их доходов. Информация о происхождении средств, как и сведения о бизнесе, которым занимается клиент, зачастую отсутствовала в документах Julius Baer.

Так, в 2014 году банк провел сделку на 70 млн швейцарских франков для крупного венесуэльского клиента без дополнительного расследования, зная, что тому были предъявлены обвинения в коррупции. В 2017 году Julius Baer провел трансграничную транзакцию на сумму в несколько миллионов долларов США для того же клиента. Клиент не предоставил никакой информации кроме того, что деньги будут использоваться для оплаты консультационных услуг, подробностей которых не было.

О том, что сотрудники банка уделяли недостаточно внимания управлению рисками, говорит и тот факт, что при выплате бонусов банк учитывал только финансовые показатели. Например, консультант, который специализировался на клиентах из Венесуэлы в 2016-2017 годах, получил миллионные бонусы, хотя Julius Baer сообщал надзорным органам о некотором числе подозрительных венесуэльских клиентов, возможно связанных с PDVSA.

В 2016 году Julius Baer собирался провести внутреннюю проверку относительно PDVSA, но отложил процедуру почти на 17 месяцев. Более того, банк не смог раскрыть надзорному органу всех деталей бизнеса, имевшего отношение к нефтяной компании, что само по себе является нарушением. Julius Baer ввел  необходимые операционные и кадровые меры в отношении венесуэльских компаний лишь в 2018 году.

По итогам расследования FINMA обязал Julius Baer выполнять свои юридические обязательства по борьбе с отмыванием денег и как можно быстрее завершить процесс внедрения мер по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем.

Сейчас надзорный орган настаивает на соблюдении следующих дополнительных мер:

  • Банк должен обращать внимание на тех сотрудников, которые занимаются клиентами с высоким риском в контексте антиотмывочного закона
  • Банку следует внести изменения в свою политику поощрения сотрудников. Получение максимально возможной прибыли больше не должно быть единственным приоритетом
  • Необходимо создать специальный комитет в банке, который будет отвечать за соблюдение антиотмывочных требований
  • Банк не может проводить операции, в частности, совершать крупные приобретения, увеличивающие операционные риски, до тех пор, пока он не будет полностью соблюдать законодательство

FINMA отмечает, что банк уже принял ряд мер по борьбе с отмыванием денег и действующая команда их активно продвигает. Для контроля за их соблюдением надзорный орган назначит независимого аудитора.

Контекст. Самый крупный скандал с отмыванием за последние годы случился с немецким Deutsche Bank. В 2017 году он выплатил финансовым органам США и Великобритании штраф в размере $625 млн за помощь российским инвесторам в отмывании почти $10 млрд. Регуляторы обвиняли менеджеров Deutsche Bank в «неспособности поддерживать адекватную систему контроля за отмыванием денег».

Клиенты банка покупали российские акции в рублях через московский офис банка, а затем продавали те же самые акции за доллары США через лондонский офис, иногда в тот же день. Банк совершил 2400 пар таких сделок в 2012-2014 годах.

Danske Bank также подозревался в отмывании около 230 млрд евро через свое эстонское отделение в период с 2007 по 2015 год. Подозрительные переводы тоже шли в основном из России и бывших республик СССР.

Зачем вам об этом знать. Финансовые регуляторы во многих странах следят за соблюдением банками антиотмывочного законодательства. Нарушение правил, даже если банк не был замешан в отмывании, грозит ему большими суммами штрафов и повышенным контролем со стороны регулятора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.