• Baring Vostok заявила, что уголовное дело заведено ради срыва допэмиссии и прекращения разбирательства в Лондоне
  • Baring оспаривает в Лондоне право Аветисяна на получение контроля в банке и опцион на покупку еще 10% акций
  • До сих пор не понятно, за что именно в банке Восточный так ожесточенно сражаются стороны конфликта
Майкл Калви, основатель Baring Vostok. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Обвинения против менеджмента Baring Vostok направлены на то, чтобы прекратить разбирательство в Лондоне и помешать дополнительной эмиссии акций Восточного, говорится в пресс-релизе Baring Vostok. В нем приводится цитата Майкла Калви.

Цитата. «Обвинения, выдвинутые Ш. Юсуповым в адрес менеджеров компании Бэринг Восток в связи со сделкой по IFTG, не обоснованы, и мы полагаем, что они направлены исключительно на оказание давления на Фонды Бэринг Восток с тем, чтобы фонды прекратили арбитраж в Лондоне, либо на то, чтобы помешать дополнительной эмиссии акций Банка Восточный. Компания IFTG является прибыльным растущим бизнесом, имеющим синергию с Банком Восточный. Ш. Юсупов лично участвовал в переговорах и одобрении приобретения банком компании IFTG».

Детали. Разбирательство в третейском суде Лондона (LCIA), которое идет уже полтора года, связано не только с оспариваемыми сделками по покупке грибной фермы, консервного завода и других активов (это сообщил в суде Калви), но и с соглашением, заключенным между акционерами. В нем, по словам источника Frank Media, написано, что Артем Аветисян (владеет 32% акций Восточного) имеет больше прав, чем предусмотрено размером его доли. Источник предполагает, что там могут быть прописаны некие обязательства Аветисяна, вероятно, связанные с административным ресурсом, которые он не выполнил, из-за чего Baring и начал спор. Еще один собеседник, который видел соглашение между сторонами, утверждает, что у Аветисяна есть обязательства, которые он не выполнил. «Но и Baring тоже должен был отдать часть акций, в этом деле нет хороших», сказал он, не сообщив деталей.

Опцион. По акционерному соглашению Аветисян имеет право на опцион, сказал источник Frank Media. Об опционе знает и РБК, которое, ознакомившись с исками, пишет, что у Аветисяна есть право, в соответствии с соглашением, на покупку еще 9,99% акций. Baring подала четыре иска в суд, в которых просила признать опционное соглашение недействительным или истекшим или не реализованным Finvision (компания Аветисяна, через которую он владеет 32% акций банка) надлежащим образом. В свою очередь, Finvision собиралась подавать в Международный арбитраж при ТПП, чтобы добиться исполнения опционного соглашения, пишет РБК.

О чем спор. Весь спор ведется о контроле в банке Восточный, который, если это действительно прописано в соглашении, принадлежит Аветисяну, хотя он и не владеет контрольной долей. В результате допэмиссии в апреле Аветисян может потерять контроль в банке, чего он очень не хочет, рассказывали вчера два знакомых Аветисяна. Еще один его знакомый говорит, что Аветисян считает взнос в виде Юниаструмбанка достаточным, чтобы сохранить контроль. Один из собеседников рассказывал вчера, что Аветисян также был недоволен тем, что Baring провел в совет директоров банка четвертого человека, хотя договоренность была о троих.

Человек со связями. Издание The Bell со ссылкой на три источника пишет, что поддержать Аветисяна в этом конфликте мог Дмитрий Патрушев, сын секретаря Совбеза и бывшего директора ФСБ Николая Патрушева. Если в разработке участвовала ФСБ, то хорошее знакомство Аветисяна с Патрушевым могло быть использовано в конфликте, предположил в разговоре The Bell и один из федеральных чиновников. Financial Times утверждает со ссылкой на прокурора, что Шерзод Юсупов написал заявление именно в ФСБ. Топ-менеджер одного из крупных банков в беседе с Frank Media усомнился в версии The Bell: «Скорее, это другие люди», сказал он, отказавшись сообщить, кого он имеет в виду. У Аветисяна много связей. В частности, несколько лет назад он смог через администрацию президента достучаться до президента Путина с идеей создания опорного банка для малого бизнеса на базе Юниаструмбанка, чем немало удивил банковский рынок — «какой-то Юниаструм смог дойти до Путина», удивлялись банкиры. Проект, правда, не реализовался. Источники Frank Media лишь указывают на связи Аветисяна в администрации президента, не делая выводов о роли тех или иных людей в уголовном преследовании Майкла Калви и его менеджеров.

Вопрос на миллион долларов. Банк Восточный, которому ЦБ предписал досоздать резервы на 20 млрд рублей, на первый взгляд, не выглядит таким уж привлекательным активом — ему требуются немалые деньги в капитал. За что воюют стороны с применением таких средств, как уголовное дело, до конца не ясно.

Обязательное. Пресс-служба Восточного не ответила на вопрос Frank Media. Пресс-служба Baring Vostok отказалась от комментариев. Шерзод Юсупов и Артем Аветисян не ответили на звонки и сообщения Frank Media.