фото: pxhere

В 2020 году российские банки проходят кризис существенно лучше, чем в прошлом, что подтверждают и недавно опубликованные Банком России предварительные результаты августа. Как коронавирус повлиял на банки и в чем отличия этого кризиса от предыдущего — в статье управляющего директора НКР Станислава Волкова.

Кредитование. Особенно заметны отличия в розничном кредитовании, которое обеспечивает значительную часть банковских доходов. На этот раз кризисное снижение кредитного портфеля мы увидели только в апреле 2020 года, а уже с мая начался рост, в первую очередь за счет ипотечных кредитов. Для сравнения: в 2015 году выдачи ипотеки упали в разы, совокупный розничный кредитный портфель снижался 6 месяцев подряд, а к уровню, достигнутому на конец 2014 года, рынок вернулся только через 2,5 года. В корпоративном кредитовании непрерывное снижение кредитного портфеля продолжалось около 3 месяцев, что сопоставимо с 2015 годом, но в 2020 году падение за 3 месяца составило всего 2%, тогда как в 2015 году — около 9%. 

Резервы и капитал. Точно оценить рост проблемных активов из-за пандемии мы сможем лишь в следующем году, когда будут отменены регуляторные послабления и мы увидим отчетность крупнейших банков и компаний. Сейчас, исходя из текущих темпов восстановления экономической активности, можно сделать вывод, что в российском банковском секторе сохраняется большой «навес» из недосозданных резервов, но практически все крупные банки выдерживают даже стрессовое доформирование без нарушения нормативов достаточности капитала.

Доля 20 крупнейших банков на рынке ипотеки
96,7
 
%
+0,62 п.п.
год к году

А самое главное — снижение ставок расширило круг потенциальных заемщиков, и за счет выдачи новых кредитов банки могут зарабатывать и формировать значительную часть требуемых резервов из текущей прибыли. К лету 2015 года, через 5-6 месяцев с начала кризиса, ситуация с достаточностью капитала была более печальной: многие крупные банки имели слабый капитал, не было и возможностей покрывать его дефицит за счет прибыли от выдачи новых кредитов. В 2008 году в первые полгода с начала кризиса ситуация была еще сложнее, к концу года десятки крупных и средних банков или нуждались в неотложных вливаниях капитала, или были переданы на санацию с «дырой» в балансе. 

Доходы. Собственно, динамика процентных ставок и является ключевым отличием 2020 года от предыдущих кризисов. На стыке 2014–2015 годов российские банки попали в так называемые «процентные ножницы»: им пришлось резко повысить ставки по привлеченным ресурсам вслед за ключевой ставкой, а переложить этот рост на заемщиков было невозможно — где-то не позволяли условия договора, где-то — финансовое положение клиентов. Эти «ножницы» вместе с резким ростом резервов под проблемные кредиты серьезно ударили по прибыли и для многих банков даже стали причиной ухода с рынка. В 2020 году ставки в основном снижались, причем по вкладам несколько быстрее, чем по выданным кредитам, что поддержало рентабельность банков. 

Госрегулирование. В 2020 году у Банка России по объективным причинам было гораздо больше свободы маневра для смягчения денежно-кредитной политики. Прежде всего, принесла плоды политика импортозамещения, долгое время бывшая предметом шуток и критики: заметно снизилась чувствительность внутренних цен к колебаниям валютного рынка и Банк России смог поддержать экономику, не опасаясь резкого усиления инфляции из-за скачков курса. Конечно, успехи в импортозамещении продовольствия неверно увязывать только с российскими контрсанкциями 2014 года. Их основа была заложена гораздо раньше, когда при поддержке государства на полученные от госбанков льготные кредиты были запущены крупные проекты в сельском хозяйстве.

Еще одно важное отличие кризиса 2020 года — динамика потоков капитала. В 2014 и 2008 годах чистый вывоз капитала частным сектором превышал $130 млрд в год. По итогам 2020 года мы вряд ли увидим что-то подобное. Возросшая за прошедшие годы роль государства как в финансовом, так и в нефинансовом секторах имеет ряд негативных последствий, но в условиях текущего кризиса сыграла больше в плюс, чем в минус. Ведь когда частный сектор сравнительно невелик и сильно зависит от контрактов с госкомпаниями, гораздо проще регулировать потоки капитала и перекрывать серые схемы по его выводу. Сдерживают отток капитала и начавшийся в последние годы обмен налоговой информацией (в том числе с юрисдикциями, которые принято называть «офшорами»), и проблемы в экономике развитых стран, которые вынуждают их регуляторов держать крайне низкие и даже отрицательные ставки. 

В целом, опыт прошлых кризисов помогает российским органам власти в этот раз более оперативно разрабатывать и принимать антикризисные меры. В частности, больше внимания было уделено поддержке экономики через потребительский спрос, а не прямые вливания в крупные компании. У всех на слуху, например, оперативно запущенная программа льготной ипотеки, которая оказалась весьма успешной.  

Нельзя не упомянуть и предпринятую в 2017–2019 годах Банком России и акционерами банков подготовку к возможным потрясениям. Несмотря на произошедшее в эти годы некоторое ужесточение подходов к расчету достаточности капитала, в том числе с учетом требований Базельского комитета по банковскому надзору, на начало 2020 года 74% российских банков имели достаточность капитала выше 12% (минимальное требование — 8%), тогда как в ноябре 2014 года таких было только 13%. Это позволяет ЦБ проводить контрциклическую политику, смягчая отдельные требования к расчету достаточности капитала без ущерба финансовой устойчивости кредитных организаций. 

Технологии. И, конечно, за прошедшие 5 лет крупные российские банки стали заметно более технологичными. Примечательно, что возросшая роль операций с гражданами в этом случае сработала как мощный рыночный стимул, никаких окриков сверху не потребовалось. Я с трудом представляю, как российские банки в 2015 году перешли бы на почти тотальную «удаленку» при работе с клиентами, подготовке отчетности, планировании. В 2020 году российские банки в целом успешно прошли это испытание. 

Автор — управляющий директор рейтингового агентства НКР Станислав Волков

Во времена финансовых кризисов банкирам важно оставаться в курсе текущих новостей. Подпишись  на наш телеграм – канал Frank RG (https://t.me/frank_media) чтобы оперативно получать данные о ситуации в банках и экономике. Не пропусти, когда начнется!