Мнение эксперта о последствиях отключения России от SWIFT и возможных альтернативах международной системе

pixabay

В последнее время возобновилась дискуссия о роли сети обмена финансовыми сообщениями SWIFT в российской финансовой системе — как внутри страны, так и в Евросоюзе. Что будет, если Россию отключат от SWIFT? Смогут ли российские банки продолжать обслуживать платежи своих клиентов? Что делать банкам и бизнесу? На эти вопросы в колонке для Frank Media ответил независимый эксперт на платежном рынке и экс-глава GR Visa в России Дмитрий Вишняков.

Как работает SWIFT? Изначально SWIFT задумывалась как замена телексу для банков и выступает сегодня единым языком, идентификатором и форматом, с помощью которого банки, брокеры и другие участники знают, доверяют и взаимодействуют друг с другом для отправки платежей по всему миру и в разных валютах. Имея программный продукт SWIFT на своем интерфейсе, российский банк может без проблем предлагать своим клиентам услугу по оплате счетов и переводу денег любому получателю в любой точке мира.

Участники рынка используют SWIFT только для коммуникации между сторонами по отправке и приему платежа. А сам платеж отправляется на основе договоров между банками, заранее установившими между собой такие отношения, которые позволяли бы засчитывать взаимные обязательства по переводу денег. Это удобно и привычно для банков, ведь с помощью продуктов SWIFT они уже работают много десятилетий. Впрочем, не все банки являются участниками системы SWIFT. В основном ее участники – это крупные банки, а многие средние и мелкие финансовые игроки предпочитают общаться со своими партнерами простым и неотформатированным языком SWIFT, поручая более крупным банкам обслуживать платежи, которые идут в основном в другие страны и в другой валюте. 

Многие банкиры жалуются, что SWIFT – несовершенен, дорог и устарел. Он совcем не подходит для финтеха и тем более для небанковского бизнеса, который сегодня хотел бы конкурировать с банками и создавать свои экосистемы. Однако число сообщений в SWIFT растет: их ежегодное число превышает количество транзакций, обрабатываемых, например, Visa во всем мире. Поэтому можно констатировать, что доверие и опыт – это те основные ценности для банков и других участников трансграничных платежей, которым они остаются верны, выбирая SWIFT.

А если не SWIFT? Развитие событий, при котором SWIFT, выполняя закон ЕС, заблокирует доступ российских банкам к своим продуктам, представить вполне возможно. Тогда российским банкам придется найти ответ на вопрос – как дальше общаться со своими партнерами, банками-корреспондентами по всему миру, ведь им необходимо будет продолжать отправлять деньги.

Частично ответить на этот вопрос можно, посмотрев на прецедент, который произошел с банками Ирана в 2015 году. Фактически после принятия закона в ЕС SWIFT была вынуждена осуществить принудительный делистинг иранских банков–участников и таким образом иранские участники не могли продолжать отправлять финансовые сообщения другим банкам мира через единую платформу. Но они не могли продолжать свои отношения с банками-корреспондентами западных стран не только из-за отключения от SWIFT, но и по причине других санкций ЕС и США, которые были введены одновременно. Многие бизнесмены Ирана использовали посредников в других странах, чтобы те в свою очередь могли от их имени осуществлять расчеты за товары и услуги.

Предположу, что при невозможности использования SWIFT российские банки смогут продолжать общаться с банками–корреспондентами в странах евро и долларов США, но используя другие способы взаимодействия – пусть и не такие быстрые, как SWIFT. Глобальные и региональные банки, включая банки азиатских стран, получат роль посредника при проведении расчетов с рынками ЕС. Это будет дороже, дольше по времени, но возможно. 

Возможная альтернатива. SWIFT остается пока распространенным способом взаимодействия между финансовыми организациями всего мира по переводу платежей, но не единственным. Уже сотни ключевых банков в мире осуществляют расчеты на основе технологии блокчейн или распределенной базы данных, которые обеспечивают более быструю и дешевую альтернативу традиционной системе, где также присутствуют стандарты и правила, но возможно нет многолетнего доверия.

Например, банк Santander начал предлагать сервис по переводу денег на основе блокчейн в 2018 году, а банк American Express помимо международных расчетов использует блокчейн и для своей программы лояльности. Основное отличие от традиционной модели банковского перевода, где используются SWIFT для коммуникации и банки-корреспонденты как посредники в переводе денег, технология распределенных баз данных позволяет одному банку не только контактировать напрямую, но и рассчитываться с другим банком, расположенным в другой стране и оперируя другой валютой. Для этого банку необходимо либо самому разработать свое решение по применению блокчейна, либо использовать существующую платформу.

В России уже есть примеры пилотных расчетов по этой технологии. Это позволило сократить время расчетов между контрагентами от 4-5 дней до 4-5 секунд. Аналогичный подход может быть осуществлен и для международных расчетов, минуя SWIFT. Многие эксперты уже сегодня ожидают, что традиционная модель трансграничных платежей должна будет перестроиться на более быструю технологию блокчейн в следующие несколько лет, иначе такая система, как SWIFT, существенно сократит свой объем и распространение по миру.

Банку России в своей стратегии развития Национальной платежной системы и стратегии цифрового рубля нужно обратить внимание на использование этой технологии и то, как ее можно распространить на трансграничные расчеты, минуя системы по обмену финансовой информацией, которые были созданы как замена телексу в прошлом веке.

В России уже сложились условия для успешного перехода от централизованного подхода к коммуникациями и расчетам между банками – через SWIFT – к распределенному на основе блокчейн. Взяв за основу международный опыт создания и коммерческого использования банковских продуктов для бизнес-транзакций на основе блокчейн в Северной Америке, уже существующие российские пилотные кейсы, можно спрогнозировать что первые межбанковские расчеты могут быть запущены в течении следующих 2-3 лет. Если Банк России будет способствовать такому развитию платежей на финансовом рынке, стимулируя разработку решений на основе распределенных баз данных и взаимодействуя с зарубежными коллегами, то на полноценный запуск может уйти и менее 2 лет.

Автор — независимый эксперт на платежном рынке Дмитрий Вишняков

Подпишитесь на наш телеграм-канал @frank_rg, чтобы оперативно получать данные о ситуации в банках и экономике. Не пропустите, когда начнется!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.